01.10.2014

Все возможно в мире ПОПС (политики отрицательной процентной ставки).

Когда центральные банки прибегают к отрицательным процентным ставкам, как недавно сделал ЕЦБ, все переворачивается вверх дном. Триллион долларов туда… триллион сюда. Довольно скоро мы заговорим о том, что мир, как мы его знали, подходит к концу.

В первые семь десятилетий XX века в США отношение между долгом и ВВП было довольно стабильным. Долг составлял около 150% объема экономики. Потом Никсон (Nixon) разорвал связь с золотом в 1971 году… и задолженность начала расти быстрее, чем ВВП. В настоящее время соотношение долга к ВВП составляет 370%.

По моим расчетам, разница, которую необходимо покрыть, чтобы достичь роста послевоенных лет, достигает примерно $33 трлн. Годовой объем ВВП США равен приблизительно $17 трлн. При 150% от валового продукта мы бы имели задолженность в размере около $26 трлн. Вместо этого она составляет $59 трлн. Иными словами, у нас было бы на $33 трлн меньше долгов, если бы мы сохранили соотношение на уровне 150%.

Взрывной рост задолженности

Основной вопрос, который мы разбирали на недавнем собрании Global Partners во Франции, был таков: почему мы не сохранили старый коэффициент? И к чему ведет весь этот взрывной рост нового долга?

В моей приветственной речи, обращенной к группе, я назвал место, в котором мы оказались, «Нетландией» (Neverland), подобно названию ранчо Майкла Джексона (Michael Jackson) в Калифорнии. Это место, где может случиться все, что угодно… и всегда происходит что-то плохое.

Например, мы с Элизабет недавно подумали, стоит ли нам довести до ума несколько наших собственных квартир в Балтиморе. Что, если мы потратим по $50,000 на каждую из них? Насколько нам стоит повысить арендную плату, чтобы окупить эти инвестиции?

Ответ в том, что это зависит от стоимости привлечения капитала. Если денежная ссуда обходится вам в 4% годовых, вам придется вернуть примерно на $2,000 больше за год – или около $170 в месяц – чтобы окупить ремонт.

Наши квартиры довольно невзрачные – сдаются примерно по $800 в месяц каждая. Но они находятся в хорошем районе. И, очевидно, в подающем надежды. Вложить по $50,000 в каждую из них означает, что придется вложить во все здание примерно $400,000. Кроме того, стоит ожидать потери дохода во время производства ремонтных работ.

И все-таки… это вложение выглядело бы стоящим, по большей части, потому что тогда бы у нас не было такой дыры рядом с нашим домом. Но главным всегда остается вопрос: какова реальная стоимость привлечения капитала? Это имеет финансовый смысл, только если доходность по инвестициям выше денежных затрат. Вот почему это, возможно, единственный самый важный вопрос в капиталистической экономике.

Процентную ставку часто называют «пороговой ставкой». Потому что если прибыль от ваших инвестиций не может перепрыгнуть порог, получается, что это плохая идея. Вместо того чтобы увеличивать благосостояние человеческой расы, она уменьшает его. Конечный результат: потеря капитала. Если вы не знаете, какова в действительности пороговая ставка, вы с большой долей вероятности совершите много глупостей… и в результате станете беднее.

Какова сейчас стоимость привлечения капитала? Какова пороговая ставка? Кто-нибудь знает?

Все не так, как кажется

В Нетландии все совершенно не такое, каким оно кажется. И мы никогда не знаем, каким оно должно быть. Реальные цены не установлены. Они раскрываются. Каждую минуту. Каждый день. Мы знаем, что сегодняшние процентные ставки не совсем находятся на должном уровне. Но мы не знаем, насколько они не соответствуют ему. Потому что процесс раскрытия искажен.

Процентная ставка, которую вы выплатите, зависит от того, кто вы. Если вы финансовый инсайдер с хорошими связями – скажем, член банковского картеля Федерального резерва – вы можете брать у ФРС взаймы под 0.25% в год.

Для большей части финансового истеблишмента – не крупных банков в мировых финансовых центрах, инвестиционных фирм, фондов прямых инвестиций, крупных инвесторов – ставка лишь немногим выше. Эта корпоративная операция кэрри-трейд функционирует при ставке заимствования от 0.5% до 1%. Вырученные средства затем используются для обратного выкупа акций с 2-х или 3-х процентной доходностью. Выгода очевидна. А процент вычитается из суммы облагаемого налогами дохода!

Инвестор, использующий стратегию стоимости, и редактор Capital & Crisis Крис Майер (Chris Mayer)говорил об этом во Франции. Крис рассказал нам о финансовой компании, которая берет ссуды под 0.28%. Поскольку реальный уровень ценовой инфляции значительно выше, чем стоимость заемных средств, это практически бесплатные деньги. Нет – лучше. Вам приплачивают за кредитование. Вот что получается в мире ПОПС.

Как мы обсуждали во Франции, эта аномальная ситуация представляет собой угрозу для экономики. И для вас, и вашего семейного наследия. Потому что с ее развитием исчезнет или сменит хозяев капитал на триллионы долларов.

Быть богатым выгодно

Последствия бесплатных денег для уровня жизни очевидны. Предположим, вы хотели жить в особняке. Стоимость 1% самых дорогих операций с недвижимостью в районе Сан-Франциско превышает $5 млн. При ставке 0.25% ваши затраты на погашение процентов будут чуть ниже $1,050 в месяц – это немногим больше стоимости аренды лачуги на трейлерной стоянке. Так что, в теории, процентная ставка на уровне нуля позволяет не беспокоиться об отсутствии или наличии денег.

Вероятнее всего, лучшая сделка нашей эпохи окажется поиском способов «зафиксировать» экстраординарные прибыли, возникающие за счет бесплатных денег… и избежать экстраординарных убытков, которые начнутся, когда окончится эпоха бесплатных денег. На данный момент инвестиции в недвижимость с использованием заемных средств – это оптимальный вариант. Но мы ищем другие способы получения прибыли.

Бесплатный капитал – это капитал, не имеющий ценности. В теории, будь ты богат или беден, ты можешь иметь примерно одинаковый стиль жизни. Так что в теории богатство мало что значит. При ставке 0.25% доход от сбережений на сумму миллион долларов составляет всего $2,500 в год. Так зачем быть миллионером? Обычный пожарный зарабатывает столько же каждые две недели. (Конечно, все работает не совсем так. Потому что на практике нужно иметь много денег, чтобы извлечь прибыль из ПОПС).

Существует большой спрэд между минимальной ставкой Феда и максимальными ставками по мусорным облигациям и потребительским кредитам. Например, если вы находитесь в аргентинском аэропорту и хотите получить кредит, вы заплатите 10% или больше. При этом средняя доходность по высокодоходным американским корпоративным облигациям составляет всего 6-7%. Процент по автокредитам – около 4%. Процентная ставка образовательного кредита составляет примерно 7%. Обслуживание кредитной карты обычно обходится в 10%.

Частные заемщики не могут получить ипотечный кредит по микроскопической ставке. Но фонд прямых инвестиций может. Финансовая индустрия тоже не может получать деньги просто так. Эта способность крупных заемщиков получать супер-дешевые деньги изменила весь мир. Это, по большей части, и объясняет, почему ставка в 1% так хорошо прижилась. Те, кто имеет хорошие финансовые связи, могут брать кредиты ниже уровня инфляции потребительских цен.

Эффект Кантильона

Ирландско-французский экономист Ричард Кантильон (Richard Cantillon) еще в XVIII веке отмечал, что когда раздают бесплатные деньги, выгодно быть в начале очереди. Это потому что когда создается больше долларов, каждый из них преобразуется в маленький кусочек всех произведенных товаров и услуг. Так что экспансионистская денежная политика создает переход покупательной способности от тех, кто имеет старые деньги, к тем, кто получает новые деньги.

Это можно пронаблюдать, если посмотреть на показатели рынка недвижимости в США. Вы слышали, что в этой сфере происходит большой отскок. Но, возможно, вы не слышали, что он существует только в секторе элитной недвижимости, где у людей есть доступ к этим бесплатным деньгам.

«Среди домов, проданных 1% привилегированных домохозяйств, объем вырос на 20%-100% на большинстве рынков, — пишет бывший руководитель Административно-бюджетного управления при президенте Рейгане Дэвид Стокман (David Stockman). – В то же время, объем операций за последние четыре месяца для остальных 99% рынка снизился в 26 из 30 городов».

К примеру, на Лонг-Айленде продажи в элитном сегменте выросли на 72% за четыре месяца на конец апреля. Во всех остальных продажи упали. Замедление рынка недвижимости прошлой зимой, по большей части, объяснялось погодными условиями; может быть, на богатых солнце светит сильнее, чем на бедных.

Капитал дешев для всех; но для богатых и имеющих хорошие связи… капитал по-настоящему бесплатный.

Безнадежные акции

Что можно делать с бесплатными деньгами? Как насчет этого: автомобили, созданные поисковой интернет-компанией, без водителей, с бамперами из вспененной резины, двумя электрическими двигателями и максимальной скоростью 25 миль в час?

Google уже потратил $7.4 млрд на свой проект создания беспилотного автомобиля. Представьте капитальные затраты на массовое производство и ввод в эксплуатацию этих машин!  Только оборудование фабрики обойдется в $8 млрд или вроде того. Но представьте расходы на дорожную инфраструктуру… мастерских по ремонту и обслуживанию… юристов… лоббистов. В нормальном мире эти затраты были бы непомерно высокими. В мире, где капитал бесплатный, почему бы и нет?

Стоит ли этим заниматься? Кто знает?

Посмотрим на Amazon.com. Я вижу эту компанию с различных направлений. Я занимаюсь издательским бизнесом уже 35 лет. Я вижу, какое влияние оказал Amazon на наш бизнес. Сегодня мы уже не можем игнорировать Amazon. Нам приходится вести с ними переговоры. И мы знаем, что Amazon может нас обанкротить в любое время, когда захочет. Это самый крупный наш клиент.

Я также следил за Amazon как за объектом инвестиций. Много лет назад я прозвал Amazon «Рекой без возврата». Потому что создатели этой компании брали наличные у инвесторов, которые были в восторге от их бизнес-планов. Но было не похоже, что они когда-нибудь станут прибыльными.

Многие заработали на Amazon состояния. Это было отличное вложение для тех, кто вошел в нее на ранних стадиях. По крайней мере, на бумаге. Но посмотрите, что произошло на самом деле. Компания привлекла и потратила около $347 млрд, продав товаров на $340 млрд. Компания сообщает о чистой прибыли после вычета налогов с начала создания в размере $2.3 млрд. Итак, доходность суммарного капитала составляет около 0.6%.

А сколько вернули инвесторам? Нисколько. Ни цента.

Как можно освоить и использовать капитал в размере трети триллиона долларов… и не добиться никаких результатов, кроме большой бреши в балансовом листе? Это потому, что инвесторы все еще верят, что Amazon будет нести добро, приносить деньги и окупаться? Или это потому, что капитал бесплатный?

Существует целый класс компаний, акции которых народ на Уолл-стрит называет «безнадежными» акциями. Они так называются, потому что они никогда не вернут вложения инвесторов. ВGrantsInterestRateObserverбыл список предположительно «безнадежных» компаний. Открывала список Amazon. Кроме того, в него также входили Facebook, Salesforce, Zillow, New York Times, Yelp и LinkedIn, среди прочих.

Все это компании – за исключением New York Times – которые превратились в финансовые гиганты стоимостью миллиарды долларов благодаря доступности бесплатных денег. Но многие из этих компаний никогда не принесут никаких доходов.

Прибыли тоже не имеют особого значения. Способствовать росту цен на акции может финансовая инженерия. В первом квартале этого года крупнейшими покупателями акций американских компаний были сами компании. Удивительная история: компания, которая не может использовать свой капитал, как правило, должна вернуть его своим владельцам – акционерам.

С первого квартала 2009 года по первый квартал 2014 года компании, входящие в индекс S&P 500, выкупили собственных акций на $1.9 трлн. Это косвенно принесло выгоду акционерам за счет сокращения количества акций в обращении и роста стоимости оставшихся бумаг. Более непосредственное преимущество это принесло людям, принявшим решение об обратном выкупе акций – за счет опционов на акции и бонусов, основанных на стоимости акций.

Откуда у компаний, входящих в S&P 500, взялись деньги на покупку собственных акций? Еще в 2012 году общая сумма эмиссии корпоративных долговых обязательств IBM составляла около $32 млрд. Собрав в одно целое все части головоломки, мы обнаруживаем точное соответствие между заимствованием, обратным выкупом акций и ростом цен на ценные бумаги. А общая стоимость обратного выкупа акций IBM составила $34 млрд за этот же период.

Еще «более бесплатная» ставка

Но тут-то все и становится интереснее. Зачем ограничиваться покупкой собственных акций?

Представьте себе компанию, которая производит виджеты. Есть лишь определенное число покупателей, которым нужны виджеты. Так что компания изобретает беспрецедентный план – покупка собственных виджетов за свой собственный капитал.

Инвесторы замечают рост продаж и прибылей. Они покупают акции, и их цена растет. Это звучит как безумие, но это моя точка зрения. В мире ПОПС сложно понять, что безумно, а что – нет. В первом квартале IBM потратила $8 млрд на выкуп акций и всего $1 млрд – на капитальные расходы (вроде ремонт зданий и обновление оборудования)

Мы обратились в рейтинговое агентство Morning star. Облигации IBM со сроком погашения в 2017 году имеют доходность 1.78%. Это покрывает примерно половину реального (а не официального) уровня инфляции потребительских цен. IBM получает деньги по очень выгодной, «больше чем бесплатной» ставке. Так почему же не использовать их для повышения продаж и прибылей?

Скажем, IBM берет в долг $1 млн под 2%. Она скупает собственные продукты. Компьютеры имеют чистую валовую прибыль 25%… что дает компании $250,000 валового дохода. Она может выплачивать по $20,000 в виде процентов по кредиту и получать чистую прибыль в размере $230,000. Стоимость ее акций растет с ростом продаж и прибылей. По сути, стоимость капитала компании могла бы вырасти больше суммы кредита.

Давайте посмотрим, как это работает. IBM получает заем в размере $1 млн. Она скупает собственную продукцию. Это приносит, скажем, чистую выручку от продаж в размере $100,000. IBM торгуется в 13 раз выше суммы прибыли. Так что $100,000 дополнительного дохода превращается в $1.3 млн стоимости капитала! Акционеры остаются с прибылью около $300,000.

Если взять экономику в целом, то компании, правительство и частные лица берут кредиты… и тратят деньги.

Итак, деньги от одного заемщика проявляются как продажи и прибыли на балансах другого. В Нетландии, стране бесплатных денег, возможно все.

08.10.2014

Из ничего ничто не происходит      

Я провел большую часть весны на ранчо в Аргентине. Я выпал из потока новостей и мнений. Никакого телефона. Никакого телевизора или радио. Но я все равно думал… время от времени… о том, как можно получить что-то из ничего.

«Из ничего ничто не происходит», — гласит поговорка. Она выражает глубокую истину, подобно закону сохранения энергии. Невозможно получить что-то из ничего. Как и невозможно избавиться от чего-то, однажды получив его. То есть невозможно получить ничто из чего-то. Как вы знаете, закон сохранения материи и энергии говорит нам, что можно лишь изменить способ его выражения… где и как оно проявляется.

Получение чего-то из ничего нарушает законы вселенной. Это не кажется возможным. И, конечно, это невозможно. Бесплатные деньги – это оксюморон. Подобно «честному доллару», «кинозвезде-анахорету», они не существуют.

Итак, если вы думаете, что эти бесплатные деньги, поступающие от Феда, ничего не стоят, вам, вероятно, предстоит удивиться… и разочароваться. Счет за них где-то неподалеку. В будущем. Долг, по сути, — это финансовое соглашение между прошлым и будущим. И, в конце концов, это будущее наступает.

Я размышлял об этом, когда помогал выпасать стада на нашем ранчо в Аргентине. На тот момент я не смог это представить. Как можно получить что-то из ничего? Кто получит счет? Как? Когда?

А потом меня атаковал 650-килограммовый бык. Поразительно, как быстро что-то подобное концентрирует внимание. Я практически перелетел через двухметровый забор, чтобы убежать от него. И я получил демонстрацию принципа сохранения энергии. Энергия, которую я использовал, чтобы перелезть через изгородь, была более или менее равна энергии, которую земля… и моя голова и плечи… поглотили, когда я рухнул на другую сторону.

Я думаю, моя травма головы помогла мне. Я чаще говорю глупости. Но я лучше понимаю мир ПОПС.

Испорченная система

Традиционно мы понимаем кредит следующим образом: у человека случился профицит – то есть, он зарабатывает больше, чем тратит. Он накапливает эти деньги и одалживает их кому-то еще… точно так же, как фермер может одолжить соседу часть своего лишнего времени… или лишних помидоров.

Этот избыток и есть реальные накопления. Именно они позволяют заемщику сделать что-то… потому что у него есть что-то, с чем можно работать. Если ему одолжили семена зерновых, он может посадить их и выплатить заем урожаем. Если он съест зерно или бросит его на каменистую почву, он не сможет выплатить ссуду.

Но с новой финансовой системой, которая возникла в конце 1960-х и начале 1979-х годов, деньги изменились… как и тип кредита. Постепенно мировая экономика начала функционировать без накоплений… без реального капитала… и с кредитом, который можно потребить, потратить и  никогда не выплатить. Так вся экономика трансформировалась прочно и глубоко… что мы только сейчас начинаем понимать.

Перед тем, как я перейду к подробному описанию этой новой системы, я хочу подчеркнуть, что именно та система, которую мы знаем, которая господствовала в нашей экономике большую часть нашей взрослой жизни… и что мы принимали как должное «то, как все устроено».

Но не всегда все устроено именно так… и это не может продолжаться бесконечно. Долг не может расти вечно. И Япония близка к тому, чтобы это доказать.

Японские уроки

Есть ли хоть одна дорога, мост или муниципальное здание в Японии, требующее ремонта? Скорее всего, нет. Потому что на протяжении 24 лет правительство одалживало сбережения граждан и превращало их в ВВП – похваляясь проектами общественных сооружений.

А теперь, когда увольняется больше людей, чем вливается в трудовые ряды… больше людей тратит свои сбережения, чем откладывают… и больше денег утекает из страны, чем поступает в нее… игра почти окончена.

Эта идея важна. Но это также инвестиционная ловушка. Вы видите грядущую катастрофу. Вы находите убежище… и сидите там, в то время как фондовый рынок растет на 150%! Но будьте осторожны. Еще большая опасность – допускать, что долг может расти вечно.

Кредит начал экспансию в конце 1940-х… и он до сих пор растет. Вся моя жизнь прошла в эпоху кредитной экспансии. Я никогда не видел обратной стороны кредитного цикла… по крайней мере, не в США. Мы все понимаем умом, что это не может продолжаться  бесконечно. Но сердцем мы чуем, что так и будет.

Вот почему так важно попытаться понять, что происходит на самом деле… хотя бы для того, чтобы преодолеть пространственное искажение нашего собственного опыта.  Это будет самый тяжелый финансовый период в нашей жизни, потому что у нас нет другого опыта.

Но мы все больше приближаемся к пониманию этой странности. Мы видим, что это больше не может продолжаться… и что это, скорее всего, закончится катастрофической депрессией. Или, хуже того, что это будет означать конец нашей цивилизации.

Бывший экономист Всемирного банка Ричард Дункан (Richard Duncan), который приезжал с визитом в Балтимор всего несколько недель назад, указывает, что Великая депрессия, по крайней мере, отчасти, является причиной Второй мировой войны… войны, которая убила больше людей, чем все войны до нее вместе взятые. И эта война началась до того, как у людей появилось ядерное оружие… и до того, как люди оказались в столь окончательной зависимости от сложной всемирной цепи поставок… и сверхтехнологичной и, вероятно, хрупкой, электронной денежной системы… и от крайне уязвимого городского образа жизни.

В 1939 году большая часть мирового населения все еще жила на фермах. Они были хотя бы частично самодостаточны. Они покупали и продавали товары за физические деньги. И они не зависели от банкоматов и центральных банков. Они могли пережить кредитное сжатие.

Дункан помог мне понять эту новую экономику. Он изучал создание кредита за последние 60 лет. Вначале кредитная экспансия базировалась на здоровом экономическом росте… создании новых семей после Второй мировой войны… и полезных технических достижениях.

Люди брали больше кредитов, но они также и зарабатывали деньги. Затем, по ряду причин, на смену этой здоровой кредитной экспансии пришла нездоровая кредитная экспансия. Доходы перестали расти. И система приобрела нездоровый вид.

Много всего происходило. Но одно событие, и только оно, позволило кредиту продолжать расти, даже когда фундаментальные факторы ухудшились. Американское федеральное правительство изменило денежную систему. США вывели золото из денежной системы за два шага: в 1968 году президентДжонсон (Johnson) лишил доллар золотого обеспечения, а в 1971 году президент Никсон (Nixon) в одностороннем порядке отказался от прямой конвертации доллара в золото.

До этих изменений денежная масса ограничивалась наличием запасов золота. Запас сбережений ограничивался денежной массой. Предложение кредита ограничивалось запасом сбережений. А сумма задолженности ограничивалась предложением кредита. После этих изменений ограничения были сняты.

Это новый мир. Новая экономика. Новые деньги. Со многими новыми элементами, которые никогда не существовали ранее. Никто не знает, к чему приведет подобная ситуация. Я как раз почти разгадал главную тайну этого, когда бык прервал мои размышления. Так что, на данный момент, я могу лишь передать частичное понимание ситуации…

Это просто бумага…

Давайте на какой-то момент обратимся к новым деньгам. Доллар после 1968 года – это необычный вид денег. Он не похож на старые деньги. Он ничего не имеет за собой: ни золота, ни товаров или услуг. Он – ничто. И взялся ниоткуда.

Банки создают кредит из воздуха. Вы думаете, банки выдают в качестве ссуды депозиты или резервы. Но это не так. ФРС понизил требования к резервам, так что если после Второй мировой войны банки располагали примерно 18% наличных – реальных денег, обеспеченных золотом – на каждый выданный взаймы доллар, то сегодня они имеют лишь около 2 центов… и это просто бумага, не обеспеченная ничем.

Когда человек берет взаймы, банк выдает ему кредит. Кредит – это покупательная способность, взявшаяся ниоткуда. Затем она входит в экономику, где она неотличима от реальных денег. Ее производство почти ничего не стоит. Никто не заработал или не отложил ее в сбережения.

С 1970-х годов американская экономика произвела автомобилей, домов, завтраков с блинчиками, газонокосилок, билетов в кино – чего угодно – примерно на сумму $33 трлн, и все это было куплено на эти «деньги из ничего».

Неограниченный кредит изменил все. Это деньги, для получения которых вам не нужно работать… или экономить. Они подобны выигрышу в лотерею. Или Испании в XVI веке. Испанские конкистадоры завоевали цивилизации ацтеков и инков и отправляли обратно в Испанию корабли, доверху груженые золотом и серебром. Иберийский полуостров вскоре затопило новыми деньгами.

В результате испанцам – с таким большим количеством денег в руках – оказалось проще покупать товары у британцев, голландцев и французов, нежели производить их в Испании. Вследствие этого цены выросли. Когда рудники Нового света опустели, Испания оказалась на пути к тому, чтобы стать одной из самых бедных стран Европы на протяжении следующих трех веков.

Фитиль зажжен

Итак, вот экономика, где – за 30-тилетний период – кредитная экспансия перевалила примерно за $33 трлн. (Обратите внимание, что этот кредит был выдан на сумму, намного превышающую объем имеющихся сбережений, который за это время сократился примерно с 10% ВВП практически до нуля. Также заметьте, что типичный потребитель в 2010 году обладал меньшей реальной покупательной способностью, чем в начале 1980 года). Иными словами, люди тратили деньги, которых у них не было… которые они никогда не зарабатывали… и которых не существовало.

И когда в 2008 году кризис потенциально мог дестабилизировать цены на активы… и отправить стоимость этих аккумулированных кредитов туда, где ей следовало оказаться… федералы (включая центральный банк) предложили поддержать объем кредита, который уже был почти неограниченным. Объем ликвидного капитала, который не только не существовал, но и который не мог существовать.

Все это меня озадачивало. Это была реальная экономика, которая, в болезни и в здравии, работала за счет эфирных денег. Это выглядело так, как будто мы и правда получили что-то из ничего.

Вот еще одна странность. Когда деньги бесплатные и неограниченные, кому это выгоднее всего? Самым неблагонадежным заемщикам. Кредитные спреды сужаются – потому что, до тех пор, пока есть приток денег, компании со слабыми балансовыми листами с гораздо меньшей вероятностью обанкротятся, чем компании с сильными балансовыми листами. Более слабые компании извлекают наибольшую пользу. Они могут кредитоваться под относительно более низкие проценты.

По данным Bloomberg, в прошлом году низкокачественные заемщики выпустили облигации на рекордные $380 млрд. Далее новостное агентство сообщает, что мусорные облигации в этом году лидировали по показателям… выросли на 94% с конца 2011 года.

И все же… и это, в какой-то степени, самое странное во всем этом – скрытая волатильность фондового рынка относительно низка. Никто не волнуется. Больше долга? Кому какое дело? Может быть, это и безумие. Но никто не думает, что это закончится в ближайшее время.

Вот что я думаю об этом…

Да, ФРС и Вашингтон исказили экономику. И да, происходит что-то странное. И чем дольше это продолжается, тем сильнее будет окончательный удар. Отсутствие волатильности – это затишье перед бурей. Вот что мой друг Нассим Талеб (Nassim Taleb) писал в журнале Foreign Affairs  в 2011 году:

Сложные системы, обладающие искусственно подавляемой волатильностью, склонны становиться чрезвычайно хрупкими, не проявляя, в то же самое время, никаких видимых рисков.

Подобные микроклиматы, в конечном счете, переживают масштабные потрясения, заставая всех врасплох и сводя на нет годы стабильности или, в некоторых случаях, оказываясь намного хуже, чем в исходном волатильном состоянии. Более того, чем дольше оттягивается удар, тем сильнее последующий вред как для экономических, так и политических систем.

А вот и прогноз: вы никогда не получите никаких долговременных прибылей на публичных рынках Нетландии. Если состояние экономики улучшится, процентные ставки возрастут, и мир ПОПС исчезнет. Если состояние экономики не улучшится, процентные ставки упадут еще ниже… инвесторы запаникуют… и цены на активы снизятся.

Когда будет реализован какой-то из этих сценариев, я не знаю. Но Дункан говорит, во второй половине этого года возрастет волатильность, когда ФРС продолжит сокращать свою программу количественного смягчения (КС). Также возможно, что американский фондовый рынок рухнет… и ФРС возобновит КС с удвоенной силой.

Дункан полагает, что Фед мог бы успешно оттягивать день возмездия на много лет. Также возможно, что инвесторы потеряют доверие… что новое КС не сработает… и вся система, основанная на кредите, начнет разваливаться.

Мы не знаем, что принесет нам грядущее. Но мы знаем, что в настоящий момент вы и ваша семья находитесь перед лицом серьезной опасности. Бесплатные деньги – это дар… но к нему присоединен бикфордов шнур. И он зажжен.

GF

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s