05.12.2014

Возможные побочные эффект падения цен на ресурсы — Россия

Один из наших читателей обратился к нам с вопросом на тему, без сомнения, интересную для многих.

Когда валютные резервы уменьшаются, появляется некоторая вероятность продажи золота Россией? Мне понятно ваше отношение к рынку золота, но было бы очень интересно услышать ваши мысли о возможных последствиях. Есть ли другие варианты? Я имею в виду обеспеченный золотом рубль, дефолт по долгу в долларах и т. д.

Ясно, что ряд крупных производителей нефти испытывают серьёзные затруднения. Однако, российский центральный банк в последние месяцы увеличил запасы золота. После того как запасы в сентябре выросли до 1,150 т (последние доступные данные), Россия вышла на пятое место в мире по запасам золота.

При этом следует иметь в виду, что Россия является крупным производителем золота, занимая третье место в мире по уровню добычи — 250 т в год. Центральный банк участвует в сбыте этого золота, выступая посредником для производителей. Несмотря на определённое увеличение золотого запаса, его доля в общей сумме резервов всего 10%. Вот, кстати, график золота в рублёвом выражении:

image002_266

В рублёвом эквиваленте золото на новом историческом максимуме

Так почему же российский центральный банк фактически ускорил свои покупки золота (т. е. сохранил больше золота на рынках для местных производителей) на фоне увеличения давления на её валютные резервы? Как заметил один комментатор:

С точки зрения суверенного государства, обеспокоенного геополитическими рисками, имеет смысл делать уклон в сторону физического золота, — сказал сегодня по телефону профессор финансов  Тринити-колледжа в Дублине и бывший экономист Центрального банка Ирландии Брайан Люси (Brian Lucey).  Очевидно, Россия считает период более низких цен на золото хорошим временем для покупки, сказал он.

Российские власти думают об этом так же, как Алан Гринспен (Alan Greenspan). Когда однажды Гринспена спросили, почему казначейству США не следует продавать остающиеся золотые резервы, он сказал, что в чрезвычайных обстоятельствах, например во время войны, золото всегда останется надёжным средством платежа, которое будет приниматься всеми. Он назвал опыт Германии во Второй мировой войне в качестве эмпирического подтверждения.

Мы бы отметили также, что хотя российские резервы испытывали давление из-за бегства капитала и бессмысленных попыток защитить обменный курс рубля интервенциями на валютном рынке, её текущий счёт был стабильно положительным, начиная с середины 1990-х годов:

image003_174

Торговый баланс России сохраняет профицит

Профицит текущего счёта также может подвергаться давлению из-за снижения цен на нефть, но Россия использовала тучные годы для создания фонда «на чёрный день» в размере примерно $470 млрд, в дополнение к резервам своего центрального банка. По-видимому, сегодняшняя ситуация как раз то, что имело в виду российское правительство, создавая этот фонд.

Попутно отметим, что российское правительство находится в отличной бюджетной ситуации — большинство развитых стран о подобном могут только мечтать.

Сейчас положение неизбежно несколько ухудшится (хотя не так сильно, как можно было бы ожидать, так как цена на нефть в рублях почти не снизилась), но несомненно, российский бюджет имеет большой запас гибкости:

image006_12

Отношение российского государственного долга к ВВП. Правительство почти свободно от долга. Попутно отметим, в России применяется единая ставка подоходного налога с физических лиц, всего 13%

image007_56

Цена базового сорта нефти помесячно — как видно, цены сейчас на уровне 2005-2006 годов, что оказывает давление на всех производителей

Читатели могут также помнить, что недавно сторонники фракции свободного рынка премьер-министра Медведева убеждали господина Путина, что он должен в конце концов сделать что-то с официальной коррупцией, для противодействия последствиям экономических санкций (подробнее см. Россия движется к расширению экономической свободы). Путин согласился, так как понимает, что российской экономике нужна максимально возможная помощь с его стороны. Недавно мы видели официальное подтверждение нового подхода в ежегодном обращении Путина к Думе [Федеральному собранию]. Вот самые важные, по нашему мнению, моменты:

[…]

Надо максимально снять ограничения с бизнеса, избавить его от навязчивого надзора и контроля. Я сказал, именно навязчивого надзора и контроля, еще остановлюсь на этом поподробнее и предлагаю следующие меры.

Каждая проверка должна стать публичной. В следующем году для этого запускается специальный реестр – с информацией о том, какой орган и с какой целью инициировал проверку, какие результаты получены. Это позволит отсечь немотивированные и, еще хуже, «заказные» визиты контролёров. Добавлю, что эта проблема актуальна не только для бизнеса, но и для бюджетных, муниципальных учреждений, социальных НКО.

Надо, наконец, отказаться от самого принципа тотального, бесконечного контроля.Отслеживать ситуацию нужно там, где действительно есть риски или признаки нарушений. Ведь понимаете, даже когда мы сейчас уже провели определенную работу по ограничениям, и эти ограничения работают вроде бы неплохо, но проверяющих органов так много, что если каждый из них хоть один раз придет – всё, можно любую фирму закрывать. Правительство в 2015 году должно принять все необходимые решения по переходу к такой системе, системе ограничений, что касается проверок.

Что касается малого бизнеса, предлагаю предусмотреть для него «надзорные каникулы». Если предприятие приобрело надёжную репутацию, в течение трёх лет не имело существенных нареканий, то следующие три года плановых проверок в рамках государственного и муниципального контроля вообще не проводить. Конечно, речь не идёт об экстренных случаях, когда возникает угроза здоровью и жизни людей.

Предприниматели справедливо говорят о необходимости стабильного законодательства и предсказуемых правил, включая налоги. Полностью с этим согласен. Предлагаю на ближайшие четыре года «зафиксировать» действующие налоговые условия. И к этому вопросу больше не возвращаться. Не менять их.

При этом необходимо реализовать уже принятые решения по облегчению налогового бремени. Прежде всего для тех, кто только начинает свою работу. Как и договаривались, для малых предприятий, которые регистрируются впервые, будут предоставлены двухлетние «налоговые каникулы». Также льготы получат производства, начинающиеся с нуля.

 «Предлагаю провести полную амнистию капиталов, возвращающихся в Россию. Именно полную.

И конечно, нужно разъяснить для людей, которые должны принять соответствующие решения, что это значит – полная амнистия. Это значит, что если человек легализует свои средства и имущество в России, он получит твёрдые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе и правоохранительным, «трясти» его там и тут, не спросят об источниках и способах получения капиталов, что он не столкнётся с уголовным или административным преследованием и к нему не будет вопросов со стороны налоговых служб и правоохранительных органов.

[…]

Кажется очевидным, что если данная программа либерализации будет успешно реализована, это будет способствовать прекращению бегства капитала — в большей степени, чем сама по себе амнистия для репатриации капитала. Эти два предложения связаны друг с другом: если владельцы «беглого капитала» будут убеждены в том, что с официальной коррупцией успешно разберутся, а вмешательство государства в частный бизнес будет значительно уменьшено, у них будет большой стимул вернуть часть средств обратно. Из этого мы заключаем, что вероятность вынужденной продажи Россией официальных золотых резервов незначительна.

Венесуэла под большим давлением

Социалистическая Венесуэла испытывает значительно большее давление в направлении продажи или обмена своих официальных золотых резервов. Недавно мы показали график курса боливара, отражающий отчаянное положение самого правительства:

image009_33

Боливар рухнул на чёрном рынке в Кукуте (приграничный город с процветающей валютной торговлей)

Во время президентства Николаса Мадуро (Nicolas Maduro), как и его предшественника Уго Чавеса (Huge Chavez) значительные социальные расходы и другие правительственные субсидии финансировались нефтяными доходами страны. Эта политика сочеталась с сильной инфляцией местной валюты, фиксированными курсами валют и контролем над ценами. В итоге сейчас налицо дефицит ряда товаров, а также растущий дефицит валютных резервов. Правительство более не в состоянии платить за импорт, и параллельно подходит срок оплаты внешнего долга. Социальные расходы страны также становятся неподъёмными. Поэтому вполне вероятно, что Венесуэла будет вынуждена продавать часть своих официальных золотых резервов.

Однако, как мы всегда указывали, такие новости могут оказывать не более чем краткий психологический эффект на золотой рынок. Рынок золота так велик, что возможные продажи Венесуэлы пройдут незамеченными.

Кроме того, сегодня уже должно быть очевидно, что покупка золота центральными банками в последние годы нисколько не помогла цене золота — что и требовалось доказать.

Заключение

Действительно, некоторым странам, возможно, придётся продавать свои золотые запасы в результате падения цен на нефть. Однако едва ли сейчас в их числе будет Россия. Кроме того, влияние на рынок золота будет весьма ограниченным. На следующей неделе мы обсудим другие вопросы читателей (возможность введения обеспеченного золотом рубля и возможность дефолтов по долгу, деноминированному в долларах).

Графики из: StockCharts, Bloomberg, Big Charts, Tradingeconomics, acting-man/dolartoday

источник —>>>

Possible Side-Effects of Plunging Commodity Prices – A Look at Russia

One of our readers wrote to us with a question on a topic that will surely be of interest to a wider audience. Here is what he asked:

“As FX reserves dwindle, surely there is some potential that Russia may be forced seller of Gold? I understand your views re gold market, but would be most interested to hear your thoughts on the possible impact? Are there other options? Talk of gold backed RUB, default on USD debts, etc.

It is clear that a number of major oil producers are in severe trouble. However, Russia’s central bank has actually increased its gold reserves in recent months. It is now the world’s 5th largest official holder of gold, after increasing its stock pile to 1,150 tons in September (the most recent data available).

To this it must be kept in mind that Russia itself is a major producer of gold, the third largest in the world in fact, mining about 250 tons per year. The central bank is involved in the marketing of this gold, acting as an intermediary for producers. In spite of increasing its gold reserves quite a bit, they still only represent about 10% of Russia’s total reserves. Here is by the way a chart of gold in ruble terms:

gold in rublesIn ruble terms, gold is at a new all time high – click to enlarge.

So why has Russia’s central bank actually accelerated its gold buying (i.e., has retained more of the gold it markets for local producers than normally) in the face of increasing pressure on its foreign exchange reserves? As one commentator remarked:

From the perspective of a sovereign which is concerned about aspects of geopolitical risk, it makes sense that they would have a bias toward physical gold,” Brian Lucey, a finance professor at Trinity College Dublin and formerly an economist for the Central Bank of Ireland, said today by phone. With lower gold prices, Russia may have viewed it “as good a time as any to pick it up,” he said.

Russian officials think about this exactly as Alan Greenspan does. When Greenspan was once asked why the US treasury shouldn’t sell its remaining gold reserves, he pointed out that in extremis, such as in times of war, gold is absolutely certain to remain a viable means of payment that will be accepted by everybody. He cited the experience of Germany during WW2 to buttress this claim empirically.

We would also note that while Russian reserves have been under pressure due to capital flight and misguided attempts to defend the ruble’s exchange rate with forex market interventions, its current account has been consistently positive since the mid 1990s:

russia-current-accountRussia’s current account remains in surplus – click to enlarge.

The current account surplus may come under pressure as well in light of plunging oil prices, but Russia has used the years of plenty to build up a “rainy day” fund amounting to about $470 billion in addition to its central bank reserves. The current situation is presumably precisely what Russia’s government had in mind when it did that.

Note as an aside that the Russian government is in a very strong fiscal position – the kind most developed nations can only dream of. This is now also bound to deteriorate somewhat (although not as much as one might expect, as the ruble price of oil has barely declined), but Russia certainly still has a lot of fiscal flexibility:

russia-government-debt-to-gdpRussia’s public debt to GDP ratio. The government is nearly debt free. As an aside, there is a flat personal income tax rate of just 13% in Russia – click to enlarge.

WTICWTIC crude oil, monthly – as can be seen, prices are now back to where they already were in 2005-2006, pressuring all major oil producers – click to enlarge.

Readers may also recall that Mr. Putin has recently been persuaded by the free-market oriented faction of prime minister Medvedev that he should finally do something about official corruption, as a means to counter the effects of economic sanctions (see: “Russia Moves Toward Increasing Economic Freedom” for details). Putin agreed, as he evidently understands that Russia’s economy needs every bit of help it can get. We recently had official confirmation of the new approach in Putin’s annual address to the Duma. Here are what we believe are the most important points:

I propose a full amnesty for capital returning to Russia. I stress, full amnesty. Of course, it is essential to explain to the people who will make these decisions what full amnesty means. It means that if a person legalises his holdings and property in Russia, he will receive firm legal guarantees that he will not be summoned to various agencies, including law enforcement agencies, that they will not “put the squeeze” on him, that he will not be asked about the sources of his capital and methods of its acquisition, that he will not be prosecuted or face administrative liability, and that he will not be questioned by the tax service or law enforcement agencies.

[…]

It is essential to lift restrictions on business as much as possible, free it from intrusive supervision and control. I said intrusive supervision and control. I will consider this in more detail later. I propose the following measures in this regard.

Every inspection should become public. Next year, a special register will be launched, with information on what agency has initiated an inspection, for what purpose, and what results it has produced. This will make it possible to stop unwarranted and, worse still, ‘paid to order’ visits from oversight agencies. This problem is extremely relevant not only for business, but also for the public sector, municipal institutions and social NGOs.

Finally, it’s crucial to abandon the basic principle of total, endless control. The situation should be monitored where there are real risks or signs of transgression. You see, even when we have already done something with regard to restrictions, and these restrictions seem to be working well, there are so many inspection agencies that if every one of them comes at least once, then that’s it, the company would just fold. In 2015, the Government should make all the necessary decisions to switch to this system, a system of restrictions with regard to reviews and inspections.

Concerning small business, I propose establishing ‘holidays from inspections’. If a company has acquired a good reputation and if there have not been any serious charges against it for three years, then for the next three years it should be exempted from routine inspections by government or municipal supervisory agencies. Of course, this does not apply to emergencies, when there is a danger to people’s health and life.

Business people talk about the need for stable legislation and predictable rules, including taxes. I completely agree with this. I propose to freeze the existing tax parameters as they are for the next four years, not revisit the matter again, not change them.

Meanwhile, it is important to implement the decisions that have already been made to ease the tax burden. First of all, for those who are just setting up their operations. As we have agreed, two-year tax holidays will be provided to small businesses registering for the first time. Production facilities that are starting from scratch will be entitled to the same exemptions.

(emphasis added)

It should be obvious that if this program of liberalization is successfully implemented, it will do a lot to halt capital flight – more than the capital repatriation amnesty would do by itself. However, the two proposals go hand in hand: if owners of “flight capital” can be persuaded that official corruption is going to be successfully tackled and state interference with private enterprise will be significantly reduced, they have a big incentive to bring some of their funds back.

We would conclude from all this that the danger that Russia will become a forced seller of official gold reserves is fairly low for the time being.

Venezuela under Great Pressure

Socialist Venezuela is under far greater pressure to sell or swap some of its official gold holdings. We recently showed this chart of the black market Bolivar rate, which is a reflection of the dire straits the government finds itself in:

Bolivar black market rateThe bolivar has collapsed in the black market in Cucuta (a border town with a flourishing foreign exchange trade) – click to enlarge.

Under both Nicolas Maduro and his predecessor Huge Chavez, plenty of welfare spending and other government handouts have been funded with the country’s oil income. This policy was combined with massive inflation of the local currency, fixed exchange rates and price controls. As a result there are now shortages of goods as well as a growing shortage of foreign exchange reserves. The government is increasingly unable to pay for imports and foreign debt coming due concurrently. Its social spending has become unaffordable too. So there is a good chance that Venezuela will eventually be forced to sell some of its official gold holdings.

However, as we always point out, such news can at most have a short term psychological impact on the gold market. The gold market is so big that Venezuela’s potential sales won’t even be noticed.

Besides, it should be obvious by now that central bank gold buying in recent years has not helped the gold price one bit – QED.

Conclusion:

A few nations may indeed be forced to sell some of their official gold reserves as a result of plunging oil prices. It seems however not likely at this juncture that Russia will be one of them. Moreover, the impact on the gold market should be quite limited. We will discuss the other parts of the reader question above next week (i.e., the possibility of introducing a gold-backed ruble and the possibility of defaults on USD denominated debt).

Charts by: StockCharts, Bloomberg, BigCharts, Tradingeconomics, acting-man/dolartoday

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s