1054d7a088fc

Отказ от золотого стандарта в 1971 году тесно связан с массовой безработицей, от которой в последние годы страдают страны с развитой экономикой; Мексика, даже при более низком уровне индустриализации, чем в развитых странах, также пережила потерю множества рабочих мест в связи с закрытием предприятий; создание новых рабочих мест на производстве за последние годы происходило, в лучшем случае, вяло.

Мировая финансовая пресса, где публикуются ведущие экономисты и аналитики, никогда не уделяет внимание связи между отказом от золотого стандарта и безработицей, деиндустриализацией и громадным хроническим внешнеторговым дефицитом в ведущих западных державах. Неужели это происходит из-за невежества? Не хотелось бы так думать, учитывая, что статьи, которые появляются в ведущих мировых финансовых СМИ, написаны довольно умными аналитиками. Скорее всего, как нам представляется, здесь имеет место быть самоцензура, чтобы не навлечь на себя неудовольствие важных финансовых и геополитических интересов, которые стоят за финансовой прессой.

В данной статье мы обсуждаем связь между отменой золотого стандарта и нынешним финансовым хаосом, который сопровождается серьезными «структурными дисбалансами» между исторически доминантными индустриальными державами и их новыми соперниками в Азии.

Мировая торговля до 1971 года

С момента окончания Второй мировой войны по 1960-е годы все хорошо управляемые страны мира стремились сохранить постоянное равновесие между объемом экспорта и импорта. Все они стремились к тому, чтобы объем ввоза превысил вывоз с целью накопления резервов в золоте или в долларах, которые, по условиям, принятым Соединенными Штатами при подписании Бреттон-вудского соглашения в 1944 году, можно было обменять в любом Центральном банке, который требовал золото в обмен на доллары.

Чтобы соблюсти достоверность, мы не можем не упомянуть одно исключение. Этим исключением из правил были сами Штаты. Все хорошо управляемые государства хотели экспортировать больше, чем ввозить, кроме США.

Штаты не волновал баланс экспорта и импорта, потому что – по Бреттон-вудскому договору – они могли выплатить свой внешнеторговый дефицит простым способом, отправив своим кредиторам еще больше долларов. Будучи единственным источником этой валюты, США обладали очевидным преимуществом перед остальным миром; они могли выплатить свои долги (подлежащими обмену) долларами, которые сами же и печатали.

Экономисты того времени предупреждали об опасности подобной практики, которая привела к постоянным потерям американского золота. Из более 20000 тонн в конце Второй мировой войны резервы США сокращались год от года, так как некоторые страны, особенно Франция, настаивали на обмене своих долларов на золото по курсу 35 долларов за унцию. Этим требованием французов были очень недовольны в Вашингтоне и Нью-Йорке; некоторые аналитики связывают беспорядки во Франции весной 1968 года с тайными операциями американских спецслужб для демонстрации неодобрения Америкой поведения Франции, которой в то время руководил генерал Шарль де Голль (Charles de Gaulle).

США ничего не предпринимали, чтобы замедлить утечку золота. В начале 1971 года Генри Хэзлитт (Henry Hazlitt), убежденный классический экономист, предсказал, что доллар придется девальвировать; он заявил, что американскому Минфину будет необходимо увеличить долларовую стоимость унции золота. Спустя всего несколько месяцев после его предупреждения «дамбу прорвало», и в августе 1971 года США пришлось обесценить свою валюту, потому что объем золотых резервов снизился до опасного уровня. (Сегодня многие сомневаются, что у Штатов по-прежнему есть эти 8 тыс тонн золота, которые якобы лежат в хранилищах Форт-Нокса и Военной академии США в Уэст-Пойнте, штат Нью-Йорк).

Но Генри Хэзлитт и представить не мог, что вместо девальвации валюты – что рекомендовал за неделю до 15 августа 1971 года лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Самуэльсон (Paul Samuelson)– президент Никсон последует совету Милтона Фридмана (Milton Friedman) и объявит, что начиная с этого дня США более не будет ни по какому курсу обменивать доллары, которыми владели мировые центральные банки. Штаты в одностороннем порядке нарушили условия Бреттон-вудского соглашения. Фактически это было финансовое банкротство.

С тех пор вся мировая торговля – или большая ее часть, так как евро, фунт стерлингов и, в меньшей степени, иена, конкурируют с долларом – ведется в долларах, которые сами по себе – всего лишь необеспеченные золотом деньги, бутафория. Так как остальные мировые валюты были привязаны к золоту через доллар, они тоже одновременно стали необеспеченными валютами, то есть фальшивкой без какого-либо обеспечения.

Последствия отказа от золотого стандарта

Последствия этого судьбоносного дня нарушили порядок и гармонию в экономических отношениях между мировыми государствами, в то же время стимулируя и ускоряя рост мирового объема кредитования, так как часть долларов, экспортируемых США, оставалась в резервах Центробанков по всему миру.

Страны начали накапливать доллары, так как кредитование в США неотвратимо росло, освободившись от ограничения Бреттон-Вудса. Остальной мир был вынужден накапливать долларовые резервы, потому что если у страны был недостаточный запас долларов или ее резервы не росли, или хуже того, снижались, валютные спекулянты атаковали валюту этой страны и разрушали ее путем обесценивания.

Когда утечка золота перестала быть сдерживающим фактором, исчезли и последние ограничения роста кредитования. Мощный приток долларов во все части света подстегнул рост объема мирового кредита, который не прекращался до 2007 года. Международная банковская элита все время стремилась к увеличению прибылей, для чего постоянно старалась нарастить объемы кредитования. Начиная с 1971 года, освободившись от необходимости оплачивать международные счета золотом или долларами, подлежащими обмену на золото, кредитование постоянное и неограниченно росло. В США настало время бума.

Штаты, которые платили всему миру собственными неконвертируемыми долларами без внутренней стоимости, восхваляли «свободную торговлю» и «глобализацию». Америка могла купить что угодно, где угодно, в любом количестве за любую цену. Начиная с 1990-х, внешнеторговый дефицит достиг критического уровня, но для его снижения ничего не делали; напротив, он рос каждый год.

Мексика, последовав примеру США, вступила в НАФТА – Североамериканскую ассоциацию свободной торговли. Долой тарифы на импорт! Свободная торговля по всему миру! Новый взгляд рисовал соблазнительную картину глобализированного мира без границ, где все могли беспрепятственно покупать и продавать там, где им хотелось. 90-е годы были годами разгула оптимистичных ожиданий глобализации!

Несомненно, свободная торговля в целом полезна для человечества. Хорошо  иметь возможность покупать товары там, где они дешевле всего; некоторые страны наслаждаются условиями, которые позволяют им выгодно производить определенные товары; каждая страна должна производить те товары, которые дают ей преимущество перед всеми остальными. Таким образом, весь мир может извлечь пользу из чего-то хорошего, что может предложить каждая страна. Это привлекательная и логичная доктрина, но… в ней заключена серьезная ловушка: доктрина свободной торговли была сформулирована для мира, где единственным платежным средством было золото. Когда были разработаны доктрины «свободной торговли» и «сравнительных преимуществ стран», тогдашние экономисты не могли представить мир, в котором не используется золото, а вместо него ходят необеспеченные деньги, созданные по желанию одной страны.

«Глобализация» 1980-х, 1990-х и в наши дни основана на идеях «свободной торговли». Однако при отсутствии золотого стандарта, который существовал во времена создания доктрины, «глобализация» привела к абсолютно разрушительным последствиям, которые стали причиной деиндустриализации Запада и возвышения Азии.

Десятки лет до 2007 года создавался огромный флот грузовых судов, которые ходили в США и Европу – то есть на Запад, включая Мексику – и везли различные дешевые и качественные товары, произведенные в Азии. Этот поток был настолько велик, что местные фабрики Западного мира были вынуждены переместиться в Азию, чтобы использовать дешевую рабочую силу и иметь возможность по-прежнему продавать свою продукцию на Западе.

Читатели узнают, сколько предприятий, крупных и мелких, перестали существовать в США и на Западе в целом, потому что их уничтожили китайские конкуренты. Они также узнают, как трудно найти товар, который можно выгодно производить в развитых странах. Очень сложно найти нишу для любого товара, чтобы выпускать его на месте. Переезд фабрик в Азию ради прибыли от дешевой рабочей силы привел к безработице там, где закрывались фабрики. По этой же причине новые рабочие места либо не создавались, либо появлялись медленно.

Таксист в Барселоне сказал нам: «Испания – это сервисная экономика. Промышленность больше не приносит нам доходов. Если туристы перестанут приезжать, мы умрем».  По аналогичной причине о Греции говорят то же самое: «Она производит масло и туризм, и больше ничего». США, промышленный колосс послевоенного мира, был деиндустриализирован. Теперь рабочие места будут создавать развивающиеся страны?

Диагностирование причин деиндустриализации и безработицы

Эти несчастья появились, потому что исчезло золото как: а) сдерживающий фактор кредитования и денежной эмиссии, и б) единственная форма оплаты международного долга.

При золотом стандарте все участники международной торговли знали, что можно было продавать только той стране, которая продавала что-то в ответ. Не разрешалось ничего покупать у страны, которая при этом ничего не покупала. Это ограничение естественным образом балансировало торговлю. О «структурных дисбалансах», которые привычно звучат сегодня, тогда никто и не слышал.

К примеру, в 1900 году Мексика могла экспортировать кофе в Германию, потому что Германия, в свою очередь, могла экспортировать в Мексику производственное оборудование. Германия могла купить у Мексики кофе, потому что Мексика, в свою очередь, покупала станки у Германии. Все операции производились в золоте, и в результате достигалось равновесие, основанное на экономической реальности. Так как в международных торговых отношениях существовал баланс, для его поддержания требовался совсем небольшой объем золота. Мировой финансовый центр, который работал как «всемирная клиринговая палата», находился в Лондоне. Нескольких сотен тонн золота хватало на потребности этой «клиринговой палаты». Больше узнать о том, как Лондон был центром обслуживания мировой торговли, можно в статье «Действительные билли» и подобных материалах на сайте Антала Фекете  (Antal E. Fekete) www.professorfekete.com.

Другой пример. В 1930 году США могли очень мало продавать Китаю, потому что китайцы были бедными, и их покупательная способность была очень мала. Так как США очень мало продавали Китаю, они, в то же время, могли мало у него купить. Хотя цены на китайскую продукцию были очень низкими, Штаты не могли купить у Китая много, потому что Китай не мог купить у Штатов – Китай был очень бедным и не мог позволить себе американские товары. Таким образом, торговля между Китаем и США была сбалансирована необходимостью выплачивать сальдо транзакций в золоте. Баланс был  крайне важен. Возможности для «структурного дисбаланса» не существовало.

В свободной торговле при золотом стандарте подавляющее большинство транзакций не требовали перемещения золота для совершения обмена товарами. При этом платили одними товарами за другие. Золотом нужно было оплачивать лишь небольшие балансы. Соответственно, международная торговля ограничивалась объемом взаимных покупок между сторонами; к примеру, китайским шелком платили за импортные американские станки, и наоборот.

Благодаря золотому стандарту существовал порядок и гармония. Если бы президент Никсон не «закрыл золотое окно» в 1971 году, сегодняшний мир был бы совершенно иным. Для достижения сегодняшнего уровня Китаю потребовался бы еще целый век. Китай не мог много покупать у Америки, потому что он был бедным; таким образом, Китай не мог и продавать Америке.

С отказом от золотого стандарта ситуация изменилась коренным образом.

Все изменилось, потому что Соединенные Штаты, изъяв золото из мировой денежной системы, могли «платить» за все в долларах, а без ограничительного механизма в виде золотого стандарта они могли печатать доллары adlibitum– в неограниченном количестве. Таким образом, в 1970-е годы США начали скупать огромные объемы высококачественной продукции в Японии, в то время как японцы хвастались: «Япония продает, Япония не покупает». Ситуация, невозможная при золотом стандарте, стала возможной при стандарте необеспеченного доллара. Японцы стали производителями-гигантами, их страна на островах превратилась в фабрику. Япония накопила огромные запасы долларов, которые отправлялись из США в обмен на японскую продукцию. Это, в свою очередь, привело к деиндустриализации в США.

Возьмем, к примеру, американских производителей телевизоров. В число известных американских фабрик, которые выпускали телеприемники миллионами,  входили «Philco», «Admiral», «Zenith» и «Motorola». Продукция японцев была лучше и дешевле, а так как отказ от золотого стандарта позволил японцам продавать и ничего не покупать взамен, а также позволил США покупать, ничего не продавая в ответ, результатом стало закрытие огромных фабрик, которые  производили эти телевизоры в США. Вот так «отказ от золота» разрушил американскую промышленность.

Неограниченный объем товаров из Японии хлынул в США и все остальные страны, потому что за них платили в долларах, которые можно было печатать в неограниченных количествах. Равновесие, которое поддерживал золотой стандарт, исчезло, а его место занял дисбаланс.

После 1971 года США приступили к широкомасштабному долгосрочному кредитованию. Так как из-за деиндустриализации страны в промышленности пропали высокооплачиваемые рабочие места, отсутствие свободного дохода для населения заменили доступным и дешевым кредитом, чтобы скрыть стагнацию дохода на душу населения. Потребительское кредитование стимулировало импорт из Азии, и еще больше усугубило разрушение промышленности. Такой огромный объем американских кредитов стал возможен благодаря отказу от золотого стандарта, который ограничивал выдачу кредитов банковской системой.  Аналитики не случайно отмечали, что в реальном выражении американским рабочим не повышали зарплаты с 1970 года.

Все ведущие экономисты посчитали отмену золотого стандарта совершенно приемлемой. Они по-прежнему не видят или не хотят видеть, что сработал «Закон непредвиденных последствий»: огромное преимущество, которое получили Штаты благодаря возможности оплачивать неограниченные объемы неконвертируемыми долларами, стало фатальной причиной промышленного разрушения США, и всего Запада, в целом. Мексиканская поговорка гласит: en el pecado llevas la penitencia«грех сам себя накажет».

Текущие болезни: финансовый кризис, промышленный кризис, кризис безработицы

Сегодняшняя ситуация гораздо хуже. Китай с населением в 1,3 млрд стал грозной силой. Никто не способен конкурировать с Китаем по цене. Эта страна продает огромные объемы товаров всему остальному миру, и ни у кого нет возможности продавать такие же объемы в Китай. Китаю может это делать, потому что сегодняшние торговые дефициты «выплачиваются» не в золоте, а в долларах или евро, фунтах или иене, которые никогда не были редкостью: они создаются по желанию США, Европейского Центрального банка, Банка Англии или Банка Японии.

Ужасный монстр возник в результате отмены золотого стандарта, который устанавливал ограничение: «Можно продавать только тем, кто продает вам; можно покупать только у тех, кто покупает у вас». Это ограничение больше не применяется; все в состоянии  хаоса,  непостоянства, дисбаланса; «структурный дефицит» превалирует, потому что у нас больше нет золотого стандарта.

Окончился бум кредитования, а вместо него мы получили мировой финансовый кризис. Сегодня проблема «структурного дефицита» и деиндустриализации и безработицы, которую она вызвала в ранее индустриализованных государствах, с каждым днем обретает все большее значение. Что же делать с массой безработных мужчин и женщин? Никто не знает ответа, потому что ответ не приемлем для сегодняшних мыслителей: выправление «структурных дисбалансов» и повторная индустриализация, иными словами, создание новых рабочих мест, лежит в возвращении к золотому стандарту во всем мире.

«Глобализация», которую в последние годы так усердно хвалила финансовая пресса, стала худшим кошмаром из возможных. Невозможно более оказывать безработным государственную поддержку. Суверенное государство близко к банкротству. Таким образом, природа мстит тем, кто осмелился нарушать ее законы, пытаясь навязать миру фальшивые деньги.

Отмена золотого стандарта Ричардом Никсоном (Richard Nixon) стала лучшим стратегическим подарком Китаю и остальной Азии из всех возможных. Сегодня Китай обладает колоссальной промышленной базой, которая могла строиться веками, в то время как США по большей части лишились своих фабрик и не способны вернуть былую славу. Какая трагическая судьба для Соединенных Штатов!

Международная и внутригосударственная торговля

Слово «торговля» определяется в Оксфордском словаре английского языка как «обмен товарами или услугами, особенно в крупном масштабе».

Обратите внимание, что «обмен товарами или услугами» не может включать в качестве  дополнения фиктивный платеж необеспеченными деньгами, которые не являются ни товаром, ни услугой, а, скорее, бумажной нотой или цифрами, означающими долговое обязательство, выплачиваемое ничем. В случае с долларом, долговое обязательство – это обязательство Федерального резерва, и оно соответствующим образом регистрируется в балансовом листе. Долг невозможно погасить, предлагая долговой инструмент (который, в любом случае, оплачивается ничем), и, соответственно,  в международной торговле с 1971 года никак не погашались задолженности по сальдо внешнеторгового баланса.

Невыплата задолженности  по внешнеторговому балансу с 1971 года вызвала накопление огромных воображаемых долларовых резервов в экспортирующих странах. То же самое относится и к фиктивным выплатам задолженности по внешнеторговому дефициту в евро, фунтах, иенах или любой существующей валюте. Рассмотрим следующий график:

До Бреттон-вудского соглашения 1944 года золото фигурировало в качестве дополнения к международному обмену товарами или услугами, и погашало неоплаченный остаток платежных дефицитов, потому что этот товар или сырье использовали в качестве денег.

По условиям Бреттон-вудского соглашения необеспеченный доллар стал использоваться наравне с золотом, а центральные банки доверяли способности обменять его на золото. С 1944 по 1971 годы эти непокрытые доллары лежали в резервах Центробанков как кредитное требование на золото США; окончательный платеж не производился и откладывался как кредит, предоставленный США, до тех пор, пока доллары в резервах не обналичат в золоте когда-нибудь в будущем.

Получилось, что доверие было оказано не той стране, так как в 1971 году США вышли из Бреттон-вудских соглашений 1944 года, «закрыли золотое окно» и обманули страны-кредиторы. В 1971 году никакого окончательного расчета в международной торговле не было, и до сих пор не производилось; истинность этого высказывания затмевается ошибочной идеей, что предоставление необеспеченной валюты в счет выплаты иностранного долга заменяет погашение этого долга.

Как только эту ложную идею – что необеспеченными деньгами можно выплачивать долги – принимают за истину, проблема огромных «дисбалансов» в мировой торговле становится неразрешимой задачей. Лучшие и умнейшие из экономистов нашего времени напрасно пытаются найти решение проблемы, которую невозможно разрешить иным способом, кроме возврата к золоту как международному средству торговли.

Эти же принципы справедливы и для внутренней торговли. В действительности никто из тех, кто сегодня занимается торговлей в любой стране мира, не платит за покупки, то есть, реальное погашение долга не производится. Все люди, корпорации и правительственные институты просто обмениваются долгами (выплачиваемыми ничем) между собой  в форме либо бумажных купюр, либо цифровых банковских денег, будь то доллары или любая другая мировая валюта.

Во внутренней государственной торговле при совершении ежедневных операций популярными были мелкие серебряные монеты, которые служили как законное средство погашения долга при проведении платежа, так как серебро – это товар или сырье, которое, как и золото, может участвовать в торговом обмене.

Сегодня Китай и другие крупные азиатские экспортеры запоздало осознали, что доллары, которые они получали как «плату» за свои огромные экспортные объемы, не представляют из себя ничего, кроме цифр в американских компьютерах. Если китайцы не будут идти на уступки, нью-йоркские банкиры сотрут эти цифры за полчаса, и  Китай останется без резервов. По этой причине китайцы и другие азиаты скупают золото, и будут продолжать покупать его бесконечно: компьютеры не смогут уничтожить золотые резервы.

Ужасная правда о Китае заключается в том, что китайцы обрели такую грозную промышленную мощь за такой короткий промежуток времени – тридцать лет – невероятной ценой: тридцать лет они работали бесплатно. Объем китайских резервов составляет $2,5 трлн; Китаю от них никакой пользы, они не обладают реальной стоимостью, а китайцы не знают, как от них избавиться в обмен на что-то стоящее; эти резервы – просто цифры в компьютерах Западного мира. Ну  и ловушка: Китай тридцать лет работал, обеспечивая мир огромным количеством товаров, в обмен на ничего! Тридцать лет рабства ради создания промышленной империи!

Мексика вынуждена использовать протекционистский «лейкопластырь»

В Мексике есть нефть, и, возможно, ее там больше, чем нам говорят. Давайте надеяться на это! Наша экономика не такая сложная и замысловатая, как в США. Согласно данным исследования мексиканского министерства финансов, проведенного в 2007 году, у 85% мексиканцев нет банковского счета – верный признак, что они способны прожить на бумажные деньги и не влезать в долги, наживая проблемы с кредитными картами. Мексиканская экономика, как нам представляется, похожа на широкую низкую пирамиду. Она более стабильна, чем американская экономика-«небоскреб», очень сложная экономика. Мексика лучше приспособлена к тому, чтобы пережить существующий кризис, чем США.

Во времена великого мирового финансового кризиса фальшивых денег, вероятно, страны всего мира прибегнут к протекционизму: и первыми это сделают те самые страны, которые так недавно восхваляли «глобализацию». При этом вероятном развитии событий Мексике придется сделать то же самое. Этот сценарий далек от идеального, но он обязателен при отсутствии золотого стандарта. Протекционизм ограничивает продуктивную эффективность в любой стране, потому что он регулирует внутренний рынок, защищая продукты. Ограничение рынка препятствует эффективности. Предложение товаров, доступных населению, будет ограниченным и вероятно, по завышенным ценам при снижении качества (Протекционизм окажет подобное влияние и на США).

Мексике придется ограничить ввоз товаров в ближайшем будущем, иначе ей грозит серийная девальвация валюты. Протекционизм – это не лучшая политика, но Мексика, вероятно, будет вынуждена прийти к нему из-за отсутствия золотого стандарта, который был бы лучшим способом создать рабочие места в США и остальных странах «развитого» мира.

Эффективное лечение

Если Мексика стремится к большему, ей придется ждать восстановления золотого стандарта во всем мире. Ни демагогия, ни социализм не решат ее проблем. Это может сделать лишь золотой стандарт.

Чтобы ее производственная мощность получила доступ на международные рынки, а мексиканцы – доступ к продукции международных рынков, необходимо вернуть золотой стандарт. Двусторонние торговые соглашения – это не оптимальное решение. Оптимум – это мир как рынок, где платежи за экспортные товары сбалансированы импортом, а остаточные балансы выплачиваются золотом. Оплата внешнеторговых дефицитов в золоте и накопление в золоте активного сальдо внешнеторгового баланса – это непременное условие. При золотом стандарте Мексика достигла бы существенного процветания и полной занятости.

Продукция из Китая и Азии в целом, которая сегодня подрывает наш промышленный потенциал и вызывает безработицу, потому что мы не можем конкурировать с чрезвычайно низкими зарплатами азиатских стран, перестанет быть проблемой при золотом стандарте; если азиатские страны, которые сегодня завоевывают наши рынки, не будут закупать такой же объем мексиканской продукции – а сегодня они этого не делают – они не смогут ввозить свои товары в Мексику. Золотой стандарт уравновесит экспорт и импорт; он предотвратит стратегическое разрушение нашей промышленности и защитит нас естественным образом, без необходимости в протекционистских барьерах.

В таком же лечении, что и Мексика, нуждается весь мир: именно золотой стандарт восстановит здоровье экономики и способствует стойкому процветанию.

При возврате к золотому стандарту американцы не смогут покупать китайские товары, если Китай не будет покупать американские товары на ту же сумму. Если китайцы не захотят ничего покупать в США, американцы не смогут купить и китайские товары. Это очень просто! Чтобы продолжать продавать Западу, китайцам придется открыть двери для импорта!

Если американцы обнаружат, что они не могут приобретать товары из Китая, они будут производить эти товары у себя. Промышленность и новые рабочие места будут расти как грибы после дождя, чтобы удовлетворить спрос. Международное равновесие будет восстановлено, безработица исчезнет.

Протекционизм – это не лечение, это лейкопластырь. Мексика не придет к процветанию через протекционизм или социалистические меры, которые подрывают творческий дух человека. Мы также не можем принести в жертву наше национальное самосознание и принять поглощение Соединенными Штатами, имитируя (очень дорогостоящие) меры, которые сейчас администрация США применяет к своим гражданам. Идеальная для Мексики комбинация включает умеренную дозу национализма, правительство, которое не создает дефицитов, введение в обращение серебряной монеты в одну унцию, «свободу», чтобы стимулировать и защитить накопление, и возможность участия в новом мировом золотом стандарте.

источник —>>>

The abandonment of the gold standard in 1971 is closely tied to the massive unemployment the industrialized world has suffered in recent years; Mexico, even with a lower level of industrialization than the developed countries, has also lost jobs due to the closing of industries; in recent years, the creation of new jobs in productive activities has been anemic at best.

The world’s financial press, in which leading economists and analysts publish their work, never examines the relationship between the abandonment of the gold standard and unemployment, de-industrialization, and the huge chronic export deficits of the Western world powers. Might it be due to ignorance? We are reluctant to think so, given that the articles appearing in the world’s leading financial publications are written by quite intelligent analysts. Rather, in our opinion, it is an act of self-censorship to avoid incurring the displeasure of the important financial and geopolitical interests that are behind the financial press.

In this article we discuss the relationship between loss of the gold standard and the present financial chaos, which is accompanied by severe «structural imbalances» between the historically dominant industrial powers and their new rivals in Asia.

World trade before 1971

From the end of World War II through the 1960s, all well-governed nations in the world sought to maintain a constant balance between their exports and imports. They all wanted to maintain a situation where they exported more than they imported, so that they could accumulate growing Treasury reserves of gold, or in its defect dollars, which, under the terms of the United States (US) promise in the Bretton Woods Agreements of 1944, could be redeemed by any Central Bank that requested gold in exchange for its dollars.

To be precise, we cannot fail to mention one exception. The exception to the rule was none other than the US. All well-governed countries sought to export more than they imported, except the US.

The US was not overly concerned with maintaining a balance between exports and imports, because — according to Bretton Woods — the US could pay its export deficits by the simple expedient of sending more dollars to pay its creditors. As the sole source of dollars, the US had a clear advantage over the rest of the world; they could pay their debts in (redeemable) dollars that they themselves printed.

Economists of the day warned of the danger of this practice, which resulted in a constant loss of American gold. From over 20,000 tons at the end of World War II, US gold reserves dropped year by year as certain countries, notably France, insisted on redeeming their dollars for gold at a rate of 35 dollars per ounce of gold. France incurred intense displeasure in Washington and New York due to its demands for gold in exchange for dollars; some analysts attribute the unrest in France in the spring of 1968 to covert operations by the US intelligence services, in a show of America’s disapproval of the behavior of France, led at the time by General Charles de Gaulle.

The US did nothing to slow the loss of gold. In the early months of 1971, Henry Hazlitt, a solid classical economist, predicted that the dollar would have to be devalued; he said it would be necessary to increase the number of dollars that would be needed to obtain an ounce of gold from the United States Treasury. Only months after his warning, the dam burst, and in August 1971 the US was forced to devalue its currency, because the amount of gold in its reserves had fallen to a dangerous level. (Today, many doubt that the US has the 8,000 tons of gold it claims to have in its vaults at Fort Knox and the US Military Academy at West Point, N.Y.)

What Henry Hazlitt never imagined was that instead of devaluing the currency — the recommendation of Paul Samuelson, Nobel Prize Winner in Economics, published the week before August 15, 1971 — President Nixon took the advice of Milton Friedman and declared that from that time forward the US would no longer redeem dollars held by the world’s central banks at any price. The US unilaterally violated the terms of Bretton Woods. In effect, it was actually financial bankruptcy.

Since then, all world trade — or most of it, as the euro, the pound sterling, and to a lesser extent the yen all compete with the dollar — is conducted using dollars that are nothing more than fiat money, fake money. Because all the world’s other currencies were bound to gold through the dollar, the immediate consequence was that simultaneously they also became fiat money, fake money with no backing.

Consequences of abandoning the gold standard

The consequences of that fateful day have overthrown all order and harmony in economic relations among the nations of the world, while facilitating and expediting the global expansion of credit because part of the dollars exported by the US ended up in the reserves of Central Banks around the world.

Countries began to accumulate dollars as the expansion of credit in the US advanced inexorably, now free of the restraint formerly imposed by Bretton Woods. The rest of the world was forced to accumulate dollars in reserves, because having insufficient dollar reserves, or having reserves that did not grow, or worse, having falling reserves, was a clear sign for monetary speculators to attack a country’s currency and destroy it with devaluation.

As the loss of gold ceased to be a limiting factor, the last restrictions on the expansion of credit were stripped away. A heavy flow of dollars to all parts of the world spurred the expansion of global credit, which did not stop until 2007. The international banking elite always strive to obtain greater profits and to that end always seek to expand credit. Starting in 1971, freed of the restraint of being required to pay international accounts in gold, or with dollars redeemable for gold, the constant unfettered creation of credit and still more credit ensued. It was boom time in the US.

The US, which paid the rest of the world with its own irredeemable dollars of no intrinsic value, lauded the adoption of «free trade» and «globalization». The US could buy whatever it wanted, anywhere in the world, in any quantity, and at any price. Starting in the 1990s, its export deficits became alarming, but nothing was done to reduce them; on the contrary, they grew year by year.

Mexico, following the US example, joined NAFTA — the North American Free Trade Association. Down with import tariffs! Free trade with the world! The new vision offered the enthralling, seductive picture of a globalized world without borders, where everyone could buy and sell where they liked, with no limits. The 90’s were years of unbridled optimism for globalization!

Free Trade is unquestionably beneficial for humanity at large. It is good to be able to buy goods where they are cheapest; some countries enjoy conditions that favor them in production of certain things; each country should produce those things in which it has an advantage over other countries. Thus, the whole world can benefit from the good things each country has to offer. It is an appealing and sound doctrine, but… there is a crucial catch: the doctrine of Free Trade was conceived for a world where the sole means of payment was gold. When the doctrines of «Free Trade» and the «Comparative Advantages of Nations» were developed, the economists of the day could not imagine a world that did not use gold, but instead relied on a fiat money that could be created at will by a single country.

The «globalization» of the 1980s and 1990s and to date is based on the ideas of «Free Trade». However, in the absence of the gold standard that existed when the doctrine was conceived, «globalization» had completely destructive results, which have caused the de-industrialization of the West and the rise to power of Asia.

In the decades prior to 2007 a massive fleet of cargo ships was created, which sailed for the US and Europe — the West in general, Mexico included — bearing all kinds of inexpensive, quality products made in Asia. The flood was so great that local factories in the Western World were forced to move to Asia, to employ cheaper labor and continue to sell their products in the West.

My readers will know how many industries, large and small, have ceased to exist in the US and the West in general, because Chinese competition killed them. They will know as well how hard it is to find a product that can be produced at a profit in the developed countries. It is very difficult to find a niche for any product to be manufactured locally. The flight of factories to Asia to take advantage of lower wages caused unemployment where local factories were closed. For the same reason job creation is slow or non-existent.

A taxi driver in Barcelona told us: «Spain is a service economy. Industry is no longer our foundation. If tourists stop coming, we’ll die.» By the same token, it has been said of Greece: «It produces olive oil and tourism, and nothing more.» The US, industrial colossus of the post-war world, has been de-industrialized. Now, what are developed countries to do to create jobs?

Diagnosis of the evils of de-industrialization and unemployment

These evils appeared because gold was eliminated as a) a constraint on the expansion of credit and the creation of money, and b) the only form of payment of international debt.

Under the gold standard all players in international trade knew that it was only possible to sell to a country that sold something else in turn. It was not possible to buy from a country that did not buy in turn. Trade was naturally balanced by this restriction. The «structural imbalances» so commonplace today were unheard of.

For example, in 1900, Mexico could export coffee to Germany because Germany, in turn, exported machinery to Mexico. Germany could buy coffee from Mexico because Mexico, in turn, bought machinery from Germany. Each transaction was denominated in gold, and as a result there was a balance based on an economic reality. Because there was balance in world commercial relationships, a relatively small amount of gold sufficed to adjust the international balance. The world financial center which acted as a «Global Clearing House» was London. A few hundred tons of gold were sufficient to meet the needs of that Clearing House. For further reading on the function of London as a clearing centre for world commerce, see «Real Bills» and associated articles by Antal E. Fekete atwww.professorfekete.com

Another example: In 1930, the US could sell very little to China, because the Chinese were poor and lacked purchasing power. Because the US sold very little to China, at the same time it could buy very little from China. Although prices of Chinese products were very low, the US could not buy much from China, because China did not buy from the US — China was poor and could not afford American products. Thus, trade between China and the US was balanced by the need to pay the balance of their transactions in gold. Balance was imperative. There was no chance of «structural imbalance».

Under Free Trade with the gold standard, the great majority of transactions did not require movement of gold to complete the exchange. The goods exchanged paid for each other. Only small remainders had to be paid in gold. Consequently, international trade was limited by the volume of mutual purchases between parties; for example, Chinese silk paid for imports of American machinery, and vice-versa.

The gold standard imposed order and harmony. If President Nixon had not «closed the gold window» in 1971, the world would be radically different today. China would have taken a century or more to reach its present level. China could not buy much from the US, because it was poor; therefore, China could not sell much to the US.

All this changed radically with the abolition of the gold standard.

Everything changed because the United States, having removed gold from the world monetary system, could «pay» everything in dollars, and without the gold standard as a limiting institution, it could print dollars ad libitum — without limit. Thus, in the 1970s the United States started to buy huge amounts of high quality products from Japan, while the Japanese boasted: «Japan sells; Japan does not buy.» A situation that was impossible under the gold standard became perfectly possible under the fiat dollar standard. The Japanese became gigantic producers, their country an island transformed into a factory. Japan accumulated vast reserves of dollars sent from the US in exchange for Japanese products. This in turn triggered the de-industrialization of the US.

Take for example the US manufacturers of T.V. Some of the famous US factories that built TV receivers by the millions were «Philco», «Admiral», «Zenith», and «Motorola». The Japanese had better and cheaper products, and since the abandonment of the gold standard allowed Japan to sell without buying in turn, and allowed the US to buy without selling in turn, the result was that all the huge factories producing these TV’s in the US were closed down. That’s how «going off gold» closed down US industry.

Unlimited purchases from Japan flowed to the US and the world, because they were paid in dollars, which could be created in unlimited quantities. The balance the gold standard had imposed disappeared and imbalance took its place.

After 1971, the US embarked on a protracted, large-scale expansion of credit. As the nation was de-industrialized and high-paying jobs in industry disappeared, a lack of disposable income for the population was replaced with easy and cheap credit, to conceal the stagnation in per capita income. Consumer credit drove imports from Asia and furthered de-industrialization even more. The great expansion of American credit was made possible because the gold standard, which restrained the expansion of credit by the banking system, had been abandoned. It is no coincidence that some analysts have observed that in real terms, American workers have had no real increase in their income since 1970.

All mainstream economists consider the elimination of the gold standard perfectly acceptable. They still do not see, or do not want to see, that the «Law of Unforeseen Consequences» is at work: the enormous advantage the US gained by being able to pay unlimited amounts in irredeemable dollars has become the fatal cause of the industrial destruction of the US — and of the West in general. A Mexican saying applies: en el pecado llevas la penitencia — «sin brings with it its own punishment».

The current malaise: financial crisis, industrial crisis, crisis of unemployment

Today the situation is far worse. China, with a population of 1.3 billion, has become a formidable power. No one can compete with China in price. China sells vast quantities of goods to the rest of the world, without the rest of the world having any chance of selling similar quantities to China, and China can do so, because today trade deficits are «paid» not in gold, but in dollars or euros or pounds sterling or yen, which will never be scarce: they are created at will by the USA, the European Central Bank, the Bank of England, or the Bank of Japan.

A fearful monster has been created as a consequence of the elimination of the gold standard, which imposed a limit: «You can only sell to those who sell to you; you can only buy from those who buy from you.» This limit no longer applies; everything is disarray, inequality, imbalance; «structural imbalance» prevails because we no longer have the gold standard.

The credit expansion boom has ended, and in its place we have a global financial crisis. Today the problem of «structural imbalance» and the de-industrialization and unemployment it has produced in formerly industrialized countries acquires greater relevance with every passing day. What is to be done with the masses of jobless men and women? No one knows the answer, because the answer is not acceptable to the thinkers of today: the correction of «structural imbalances» and re-industrialization, in other words the creation of new jobs, lies in restoring the gold standard worldwide.

The «globalization» so highly praised by the financial press in recent years, has become the worst imaginable nightmare. It is no longer possible to support the unemployed with government handouts. The Sovereign State is close to bankruptcy. Thus, nature takes its revenge on those who dared violate its laws by seeking to impose false money on the world.

Richard Nixon’s elimination of the gold standard has proven to be the US’s best possible strategic gift to China and the rest of Asia. Today, China has a colossal industrial base that might have taken centuries to build, while the US is to a great extent devoid of factories and incapable of reclaiming its former glory. How tragic a fate for the US!

International and National Commerce

The word «commerce» is defined in the Concise Oxford English Dictionary as «Exchange of merchandise or services, esp. on a large scale [ French or from Latin COM (mercium from merx mercis merchandise)]

Note that the «exchange of merchandise or services» cannot include as a complement to that exchange a fictitious payment with fiat money, which is neither merchandise nor a service, but rather a paper note or digital entry denoting a debt payable in nothing. In the case of the dollar, the debt is a debt of the Federal Reserve and registered accordingly on its balance sheet. A debt cannot be settled by tendering a debt instrument (which is payable in nothing in any case) and in effect, Balance of Payments debts have not, by any means, been settled in international commerce since 1971.

The non-settlement of international balance of payments debts has produced the accumulation of huge fictitious dollar reserves on the part of exporting countries, since 1971. The same holds for fictitious payments of export deficit debts with euros, pounds, yen or any other present-day currency. See the following graph:

Gold, up until the Bretton Woods Agreements of 1944, figured as the complement to the international exchange of merchandise or services and did settle outstanding balance of payments deficits, because it was a merchandise or commodity used as money.

According to the Bretton Woods Agreements, the fiduciary dollar was accepted as being as good as gold, with trust on the part of Central Banks upon the ability to redeem the dollar into gold. From 1944 up until 1971 then, these fiduciary dollars were held in Central Bank reserves as a credit call upon US gold; the final payment had not been effected and was delayed as a credit granted to the US until the dollars held in reserves were to be cashed in for gold at some future date.

As it turned out, the «fiducia» or «trust» was misplaced, for in 1971 the US reneged on the Bretton Woods Agreements of 1944, «closed the gold window» and stiffed the creditor countries. No final settlement of international commerce debts took place in 1971, nor has any taken place since then; the truth of this statement is obscured by the mistaken idea that tendering a fiat currency in payment of an international debt constitutes settlement of that debt.

Once that false idea — that fiat money can settle a debt — is accepted as valid, then the problem of the enormous «imbalances» in world trade becomes an insoluble enigma. The best and brightest of today’s accredited economists attempt in vain to find a solution to a problem that cannot be solved except by the renewed use of gold as the international medium of commerce.

Regarding national commerce, the same reasoning applies. In reality, no one engaging in commerce in any country in the world today is actually paying for purchases, that is to say, there is no any actual settlement of any debt. All individuals, corporations and government entities are merely shuffling debts (payable in nothing) between themselves, in the form of either paper bills or digital banking money, whether in dollars or any other currency in the world.

For internal national commerce the smaller value of the silver coin was convenient for day-to-day transactions at the popular level and did constitute settlement of debt when tendered in payment, for silver is a merchandise or commodity which, like gold, can participate in commercial exchange.

Today, China and the other great Asian exporters have belatedly realized that the dollars they received as «payment» for their mass exports are nothing more than digits in American computers. If the Chinese do not cooperate, the bankers in New York can erase those digits in half an hour, and leave China with no reserves.For this reason, the Chinese and Asians in general are buying gold, and will continue to buy it indefinitely: computers cannot erase gold reserves.

The awful truth about China is that the Chinese acquired their formidable industrial power in the short span of thirty years at a tremendous cost: for thirty years they worked for nothing. China has $2.5 Trillion of reserves; China does not have any use for these reserves, they have no intrinsic value and China does not know how to get rid of them in exchange for something tangible of value; these reserves are nothing more than digits in computers in the Western world. Net, net, net: China worked for thirty years to provide the world with a vast quantity of merchandise, in return for: nothing! Thirty years of slavery, to build an industrial empire!

Mexico: forced to use the protectionist «Band-Aid»

Mexico has its oil, perhaps more than we are told. Let’s hope so! Our economy is less complex, less sophisticated, than the US’s. According to a Mexican Treasury study carried out in 2007, 85% of Mexicans have no bank accounts — a good sign that they can get by on paper money and are not getting into trouble with credit card debt. The Mexican economy, as we see it, is like a broad, low pyramid. It is more stable than the American «skyscraper» economy, a highly complex economy. Mexico is better equipped to survive the present crisis than the USA.

In today’s great world financial crisis of false money, we are likely to see countries around the world resort to protectionism: the leaders will be the same countries that so recently sang the praises of «globalization». In this probable case, Mexico will have to do the same. It is a far from ideal scenario, but it is imperative for lack of the gold standard. Protectionism limits productive efficiency in any country because it limits the market for its protected products to its own national market. A limited market hampers efficiency. The supply of goods available to the population will be more limited and probably of lower quality at higher prices. (Protectionism will have similar effects in the US.)

Mexico will have to restrict imports in the near future. Otherwise, we will suffer serial currency devaluations. Protectionism is not the best policy, but Mexico will probably be forced to resort to it, for lack of the gold standard, which would be the best means of creating jobs in the US, in the rest of the «developed» world and here.

The effective cure

If Mexico aspires to anything more, we shall have to wait for the restoration of the gold standard worldwide. In the meantime, neither demagogy nor Socialism will solve our problems. Only the gold standard can do that.

For our industrial capacity to gain access to international markets — and for Mexicans to gain access to products from international markets — it will be necessary to restore the gold standard. Bilateral trade agreements are not optimum. The optimum is to have the world as a market, where payment for exports is balanced by imports and residual balances are paid in gold. Payment in gold of export deficits and collection in gold of export surpluses is sine qua non. Under the gold standard, Mexico would achieve sustainable prosperity and full employment for our admirable workforce.

Products from China and Asia in general, which today undermine our industrial capacity and create unemployment because we cannot compete with the extremely low wages of the Asian countries, would cease to be a problem under the gold standard; if the Asian countries, which today invade our markets, do not buy similar quantities of Mexican products — which today they do not — they would not be able to export their products to Mexico. The gold standard would fairly balance exports with imports; it would prevent the strategic destruction of our industry and protect us naturally, without the need for protectionist barriers.

The same therapy Mexico needs — the restoration of the gold standard — is what the world requires to regain economic health and sustainable prosperity.

Under a restored gold standard, Americans will not be able to purchase goods from China, unless China purchases American goods with a similar value. If the Chinese find nothing of value to purchase in the US, then Americans will be unable to purchase Chinese goods. It’s as simple as that! To continue selling to the West, China will have to open wide its doors to imports!

If Americans find they simply cannot purchase Chinese goods, Americans will manufacture those goods themselves. Industries and new jobs will spring up like mushrooms immediately, to satisfy American demand. International balance will be restored, unemployment will disappear.

Protectionism is not a cure, it is a Band-Aid. Mexico will not achieve the prosperity of which it is capable through protectionism nor by resorting to Socialist measures that crush the creative spirit of the individual. Nor can we succumb to renouncing our nationality and accepting absorption by the US, imitating all the (very costly) measures the current US administration imposes on its citizens. The ideal combination for Mexico includes a moderate dose of nationalism, a government that does not incur deficits, the institution of a monetized one-ounce silver coin, the «Libertad», to stimulate and protect savings, and eventual participation in a new global gold standard, in which our nation can find the opportunity to fulfill its destiny.

«The gold standard is the generator and protector of jobs.»

source —>>>

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s