скачанные файлы

15.09.2014

40 лет назад обладатели доллара США знали, сколько стоила их валюта. Они могли обменять ее на золото по курсу $35 за унцию. Затем появился президент Ричард Никсон (Richard Nixon).

Авторы портала Bullion Vault обратились к архивам и посмотрели, что происходило в дни, предшествующие величайшему американскому «дефолту» — когда Никсон прекратил обменивать доллары на золото в 1971 году.

Вторник, 3 августа 1971 – Financial Times сообщила, что вчера Министр финансов Джон Конналли (John Connally) обратился к банкам с просьбой не следовать примеру Банка Мичигана, после того как небольшой банк увеличил ключевую кредитную ставку с 6% до 6,5%.

Вместо этого банки США должны стремиться «сохранять низкую базовую ставку», заявил Конналли, добавив, что «дальнейшие неоправданные повышения процентных ставок, которые уже находятся на историческом максимуме, могут негативно отразиться на стабильности экономического восстановления».

В начале года, столкнувшись с рецессией, Федеральный резерв понизил ключевую процентную ставку до 7-летнего минимума в 3,7%. Но после тенденции к негативу реальные процентные ставки в США – с поправкой на инфляцию – начали расти. Это означало ужесточение кредитных условий для американских домохозяйств. Но то, что было похоже (лишь немного) на стабильные деньги внутри страны, не способствовало поддержке доллара или снижению волатильности валютных курсов.

Доллары так и вытекали из Вашингтона в валютные запасы за рубежом. Так что немецкий Бундесбанк ввел 6-процентный валютный коридор для дойчмарки и доллара, продавая американскую валюту за 3,46 марки, хотя аналитики Deutsche Bank прогнозировали укрепление доллара на уровне 3,66 марок за доллар.

Валютная неопределенность влияла и на сырьевые товары, и Financial Times писала, что трейдеры «даже приписывали слабости доллара» твердые цены на какао – как будто слабые деньги могут и в самом деле вызвать рост цен. Цена резины, тем временем, упала до самого низкого уровня с 1949 года. В то время как в начале августа цены на сахар пошли в рост, на протяжении всего года они падали, а дефицита не наблюдалось.

Благодаря постоянному оттоку долларов из Вашингтона Соединенное Королевство, тем временем, испытывало самый быстрый рост золотовалютных резервов за пять лет: запасы золота и валюты достигли 20-летнего максимума в размере $3,8 млрд (с учетом влияния девальвации) благодаря тому, что высокие ставки привлекали иностранный капитал.

Более того, новые правила контроля над движением капитала в Британии, плюс тарифы на импорт означали, что продуктовая инфляция в Великобритании, которая привела к росту розничных цен более чем на 10% с лета 1970 года, «вскоре ослабнет», объявила Financial Times. Очевидно, что эти меры сработали. Как раз такие меры, против которых агитировал – и в итоге аннулировал – президент Никсон во время своей первой кампании в Белом Доме.

Четверг, 5 августа 1971 года – «Никсон смягчает свое отношение к ценовой и налоговой политике», — написала FT, сообщив в среду из Вашингтона, что «этим утром президент Никсон поразил всех неожиданной пресс-конференцией».

Никсон изменил свое мнение, которого он придерживался на протяжении предыдущих двух с половиной лет». Но способствовали бы восстановлению доллара ценовые пороги и контроль над зарплатой внутри страны? «Давление на доллар следует за французским сдерживанием валюты», гласила передовицаFT, сообщающая, как Париж запретил своим банкам наращивать внешние долги как во франках, так и в остальной валюте.

В ту среду Франция также купила у американского Минфина золота на $50 миллионов, отправив поставку в Международный валютный фонд в счет частичной выплаты $609 млн, которые она была должна из-за девальвации франка в 1969 году. К этому времени за «последние несколько месяцев» Франция приобрела у Соединенных Штатов золота на $250 млн. Ее золотовалютные резервы увеличились примерно до $500 млн.

«Результат этих шагов перетек на рынок золота, — писала FT, — который всегда является центром внимания во времена валютных перипетий». На торгах в Лондоне золото достигло двухлетнего максимума в $42,50 за унцию.

Министерство финансов США все еще было обязано обменивать золото по курсу $35 за унцию, но только в сделках со своими основными партнерами-центральными банками, причем все из них пообещали не требовать металл в обмен на бумагу.

Понедельник, 9 августа 1971 года – В дополнение к разгону сторонников ирландской республиканской армии в Ольстере и профсоюзной забастовке из-за повышения платы за проезд в метро в Париже, «Минфин США отклонил призыв к девальвации»,  отмечала Financial Times, ссылаясь на заявление представителя казначейства Никсона сделанное на выходных, после того, как подкомитет Рейсса (Reuss) в Конгрессе призвал Соединенные Штаты последовать примеру Британии и Франции и официально снизить обменный курс валюты.

«То, что казначейство почувствовало необходимость в официальном опровержении заключений (не единогласных) слабого и менее влиятельного подкомитета Конгресса, является доказательством изменения положения доллара.

Это проявится на этой неделе, когда американский золотой запас сократится до чуть более $10000 млн, самого низкого уровня с начала 1930-х… Конечно, возродилась традиционная теория о том, что когда золотой резерв достигнет $10000 млн, США попросту закроют золотое окно.

Ничего не говорит о том, что администрация Никсона планирует что-то подобное».

Однако Вашингтон активизировался на рынке валюты, скупив у МВФ бельгийские франки и голландские гульдены на $862 млн, чтобы  удовлетворить требования их правительств к гарантированным кредитам в центробанке центробанков. Сообщения о скупке золота французами продолжились, а FT отметила «общепринятую позицию» о том, что Париж направит золото лишь на оплату долгов в МВФ, а не будет наращивать собственные золотовалютные резервы центробанка. «[Но] некоторые здешние [парижские] эксперты открыто предлагают поступить именно так, что позволит усилить давление на американцев, вынудив тех привести в порядок свои дела».

Трехмесячные казначейские облигации рухнули, из-за чего процентные ставки на открытом рынке выросли до 5,37%.

Вторник, 10 августа 1971 года – «Давление на доллар – новый максимум немецкой марки», объявил автор заголовка в FT, которому и в голову не приходило, что однажды функция копипаста позволит ему повторить такие катастрофы одним нажатием клавиши.

«Вчера кризис доллара усилился, — гласила газета, — с сильным спекулятивным давлением, сконцентрированном на немецкой марке и швейцарском франке». Золото подорожало до максимума с момента краха лондонского золотого пула – неудачного картеля, в рамках которого США, Германия, Великобритания и Франция продавали золото на открытом рынке, пытаясь сохранить его цену на уровне официальной привязки в $35 за унцию – в марте 1968 года.

«Разброд в Нью-Йорке», — продолжила Financial Times, отметив, что хотя «администрация Никсона сохраняла традиционное молчание по поводу трудностей доллара», то, что газета назвала «основанными на фактах слухами», гласило, что Нью-Йоркский Фед сделает заявление по поводу своих договоренностей о долларовых своп-линиях с другими центральными банками. По словам неназванного представителя Нью-Йоркского Феда, из-за интенсивного использования на протяжении 1970-х «ряд иностранных правительств были более не готовы накапливать доллары с помощью Федрезерва для выплаты своей международной задолженности».

Что же делать в разгар сумятицы? Швейцария запретила то, что FT назвала «спекулятивными притоками» в безопасный швейцарский франк, который сам по себе «уже ревальвировался в новый фиксированный паритет». Швейцарский национальный банк теперь принимал только доллары США, депонированные под соответствующие вклады в швейцарских франках на «блокированных счетах». Тем временем, британское правительство продолжило внедрять официальные правила контроля и тарифы на импорт, в то время как лобби глав компаний, Конфедерация британской промышленности, в тот день призвала около 200 компаний не повышать свои цены более чем на 5% в течение ближайшего года.

Но в Вашингтоне? «Проблемы смены паритета», как объяснил Джон Грэм (John Graham), американский редактор FT, означали, что даже удвоение официальной цены золота до $70 за унцию может и не привести к изменению валютных курсов, то есть американские экспортеры не столкнутся с чистым понижением стоимости, и все эти доллары, накопленные за границей, не подвергнутся девальвации.

Однако у Белого дома Никсона было еще одно решение – «более неординарное и менее невероятное… Золотое содержание доллара гарантировано только потому, что в конце 1940-х годов американский Минфин взял на себя обязательство покупать и продавать золото по $35 за унцию», рассказал читателям Грэм. «Одобрение этого предложения содержится в письме» министра финансов, очевидно, стремящегося поддержать как исторический золотой запас Америки, так и послевоенную систему фиксированного валютного курса, принятую на Бреттон-вудской конференции в 1944 году. Наряду со всеми этими правительствами, не обязанными покупать или продавать золото, казначейству пришлось поддерживать колебания доллара в пределах 1%, поскольку [Международным валютным фондом] установлено, что страна обязана поддерживать стабильность курса валюты, и что страна, власти которой «действительно свободно покупают и продают золото в предписанных пределах», выполняет это обязательство.

«[Но] США «в действительности свободно» не покупает и не продает золото, а делает это только в узком техническом смысле. Это правда, что никакие финансовые органы, настаивавшие на покупке золота [у США] никогда не получали отказа, но для снижения вероятности подобного требования применялись различные виды давления».

Следовательно, заявил Грэм, обнародовав то, что казалось малоизвестным решением, США могли бы освободить себя от золотой оговорки, оставаясь в рамках Бреттон-вудского договора, перейдя вместо нее на валютные паритеты.

Пятница, 13 августа 1971 года – Автор заголовка повторил то же самое еще раз: «Доллар снова под давлением… США рассматривают возможность расширения валютных границ… Золото активно».

В четверг из Германии сообщали, что Бундесбанк не позволит немецкой марке вырасти выше 3,33 к доллару – это «практически 10-процентная ревальвация» с согласованного фиксированного валютного паритета. В действительности, впервые с того момента, как в середине мая дойчмарка освободилась от долларового паритета, Бундесбанк купил «значительное количество долларов, по сообщениям, $39 млн» на открытом спотовом рынке.

«Это способствовало стабилизации рынка», говорилось в FT, но «Золото снова привлекло внимание благодаря довольно активным сделкам. Металл завершил день при $43,30, подорожал на 40 центов по сравнению с предыдущим днем».

В Вашингтоне министр финансов Никсона – Джон Конналли – обратился к совету МВФ с просьбой «серьезно изучить возможность расширения официальных границ валютных паритетов. Был предложен 3-процентный предел». Однако валютные трейдеры не ожидали, что политики и руководители центральных банков придут к согласию, и «в то утро Нью-Йоркский валютный рынок снова сошел с ума», сообщал один из американских корреспондентов Financial Times.

«Неподвижным оставался только фунт», цитировала FT дилера крупного банка, описывавшего эту торговую сессию как «безумную».

«Несмотря на резкий рост европейских валют по отношению к доллару, не наблюдалось никаких признаков интервенции со стороны Федерального банка Нью-Йорка, действующего в качестве агента американского правительства». Однако Вашингтон вмешивался на политическом уровне и по убедительной причине.

«США рекомендовали Японии ускорить отмену торговых барьеров», гласила FT – указывая на то, что один историк, написав об этом 35 лет спустя, называл простым, но мало признаваемым фактом кризиса доллара 1971 года: «Япония [уже] заменила Западную Европу как мишень для экономических претензий Америки». Ее динамично развивающаяся экономика поглощала валюту так быстро, что невозможно было удержать фиксированный курс иены. За две недели в тот месяц Токио увеличил свои резервы на $4 млрд, пытаясь сохранить курс на уровне 360 иен за доллар. Но к концу августа Токио сдался. В еще одной статье в FT в ту пятницу говорилось о том, что в действиях «японского руководства не было никакой тайной магии». Но бум экспорта продолжился независимо от этого, и Белый дом Никсона посчитал, что в этом виноваты торговые тарифы.

В противоположность остальному хаосу, «Франция спокойно реагирует на американскую попытку увеличить валютные пределы», продолжила FT. Так как «ряд анти-спекулятивных мер, принятых на прошлой неделе, вывел Францию из центра валютного кризиса, чего и добивались власти… Сделки в иностранной валюте по-прежнему ограничены до законных коммерческих транзакций». Разработанные правила контроля над валютой были уроком, или так должны были заявить США в ближайшее воскресенье.

Что же творилось на фондовом рынке? «Доу подскочил на 12,5, объем торгов вырос на 4,5 млн», сообщила FT. Какой бы хаос не испытывал доллар, скупщики акций, должно быть, посчитали это благоприятной новостью для риска.

Суббота, 14 августа 1971 года – «Доллар завершает неделю под давлением.. Из Швейцарии пришло подтверждение о согласованных между банками мерах контроля горячих денежных потоков… 100-процентные минимальные резервы… Во Франкфурте доллар снова показывает новые минимумы… Однако на рынке золота наблюдалось относительное затишье после нервного старта [c] со снижением на 25 центов в день торгов».

«$ под давлением», добавлял заголовок на странице 12, идущей сразу после еженедельного раздела FT«Как потратить», предназначенный, как и сейчас, для банкиров из Сити в поисках марочных вин и часов. «Никто не сомневается, что цель состоит в том, чтобы добиться более реалистичных отношений между долларом и основными экономическими партнерами Америки, — говорилось в колонке редактора ниже. – Либо доллар изменит свое отношение к золоту, либо все сильные валюты уйдут в свободное плавание или подорожают к доллару. Но в настоящее время оба пути закрыты».

США «всегда сопротивлялись» росту цены золота в долларах «на том основании, что это необдуманный способ увеличения мировой ликвидности, что он вознаградит врагов Америки (особенно Россию) и накажет ее друзей». После ослабления давления на двух ведущих рынках после Золотого пула – одном частном, втором для центральных банков – подкомитет Конгресса задался вопросом, почему бы немного не отпустить золото – скажем, на 10-15%?… Оно не должно вызвать «масштабной дестабилизации международной системы».

«Но возможность того, что администрация США пойдет на такой удар по своему престижу за год до выборов, настолько далека, что она практически равна нулю».

источник->>>

article-2236046-1623D5F7000005DC-491_634x336
Washington was busy in foreign exchange, however, buying $862m worth of Belgian Francs and Dutch guilders from the IMF to better suit their governments’ preference for guaranteed credits at the central-banks’ central bank. Reports of French gold buying continued, with the FT noting the «orthodox position» that Paris would only take gold to pay off its IMF debts, rather than build its own central-bank gold hoard. «[But] some commentators here [in Paris] openly suggest it should do so and thus increase pressure on the Americans to put their own house in order.»

Three-month US Treasury bills fell, pushing interest rates in the open market up to 5.37%.

Tuesday, Aug. 10, 1971 – «Pressure on dollar – new d-mark peak» announced the FT’s headline writer, never dreaming that one day a cut-and-paste function would enable him to repeat such disasters at the click of a button.

«The dollar crisis intensified yesterday,» said the paper, «with strong speculative pressure once again centered on the d-mark and the Swiss franc.» Gold had hit highest price since the collapse of the London Gold Pool – the ill-fated cartel in which the US, Germany, UK and France sold gold into the open market, trying to suppress its price near the official peg of $35 per ounce – in March 1968.

«Confusion in N.York,» the Financial Times went on inside, noting that although «the Nixon Administration maintained its customary silence on the difficulties of the dollar», what the paper called «well-founded rumors» said the New York Fed would make an announcement concerning its Dollar swap-line agreements with other central banks. Because after heavy use throughout 1970, «a number of foreign Governments were no longer prepared to accumulate dollars, with the Fed’s assistance, in order to pay off their international indebtedness,» according to an un-named New York Fed official.

What to do amid the confusion? Switzerland banned what the FT called «speculative flows» into the safe-haven Swiss franc – itself «already revalued to a new fixed parity». The Swiss National Bank would now only take US dollars deposited against corresponding deposits of Swiss francs on «blocked accounts». The UK Government meantime continued implementing official controls and tariffs on imports, while business chiefs’ lobby the Confederation of British Industry that day called on some 200 companies not to raise their prices by more than 5% for the next 12 months.

But in Washington? «Problems of a parity change,» explained John Graham, US editor for the FT, meant that even doubling the official price of gold to $70 per ounce might leave foreign-exchange rates untouched, creating no net depreciation for US exporters, nor a devaluation in all those dollars piled up overseas.

There was another solution for Nixon’s White House, however – «more ingenious and less improbable…The gold content of the dollar is guaranteed only because the US Treasury accepted an option in the late 1940s to buy and sell gold at $35 an ounce,» Graham told his readers. «The acceptance of this offer is contained in a letter» from the then Treasury Secretary, clearly as keen to support America’s historic gold hoard as to support the post-War fixed-exchange system agreed at Bretton Woods in 1944. Down in the detail, and alongside all those governments not obliged to buy or sell gold, the Treasury had to hold the dollar inside a 1% parity band. Because «The [International Monetary Fund] rules that a country has an obligation regarding exchange stability, and that a country whose authorities ‘in fact freely buy and sell gold within the limits prescribed’ is fulfilling that obligation.

«[But] the US does not ‘in fact freely’ buy and sell gold, except in a narrow technical sense. It is true that no monetary authority which has insisted on buying gold [from the US] has ever been refused, but pressure of all sorts has been applied to reduce the likelihood of such insistence.»

Ergo, said Graham, revealing what seemed a little-known solution, the US could disoblige itself of the gold clause, but still stick within the Bretton Woods’ rules by moving solely to currency-to-currency parities instead.

Friday, Aug., 13, 1971 – The headline writer said it all once more: «Dollar under pressure again…US seeking study of wider currency bands…Gold active.»

Reports in Germany said Thursday that the Bundesbank wouldn’t let the deutsche mark rise above 3.33 to the dollar – «a revaluation of virtually 10%» from the agreed fixed-exchange rate parity. Indeed, for the first time since the deutsche mark had been floated off its Dollar-parity in mid-May, the Bundesbank had bought «a noticeable amount of spot dollars, reliably reported at $39m» in the open market.

«This helped to steady the market,» said the FT, but «Gold again attracted attention in fairly active dealings. The metal ended the day at $43.30, a rise of 40c on the previous day.»

Over in Washington, Nixon’s Treasury secretary – John Connally – had on Thursday asked the IMF board «to study seriously the possibility of widening the official bands around currency parities. A 3% margin has been suggested.» Currency traders weren’t waiting for the politicians and central bankers to agree, however, and «The New York foreign exchange market went wild again this morning,» said one of the Financial Times’ US correspondents.

«The only thing that hasn’t moved is the pound,» the FT quoted a dealer at a major bank, who described the session as «crazy».

«Although key European currencies rose sharply in value against the Dollar, there was no sign the New York Federal Bank, acting as the agent of the US government, had intervened in the market.» But Washington was intervening at the political level, however, and with good reason.

«US warns Japan to speed removal of trade barriers,» said the FT – pointing to what one historian, writing 35 years later, noted as a plain but little-recognized fact of the 1971 dollar crisis: «Japan had [already] replaced Western Europe as the target of America’s economic complaints.» Its go-go economy was hoovering up foreign exchange so fast, the yen’s fixed parity rates couldn’t hold. Tokyo added $4 billion to its reserves inside two weeks that month, trying to maintain the ¥360-Dollar rate. But by the end of August, Tokyo caved in. Another FT article that Friday reckoned there was «No hidden magic in Japanese management» techniques. But its export boom continued regardless, and the Nixon White House saw trade tariffs as the culprit.

In contrast to the turmoil elsewhere, «France reacts calmly to US currency margins bid» the FT went on elsewhere. Because «The rounds of anti-speculative measures taken last week has had the effect of putting France a little outside the mainstream of the monetary crisis, as was the authorities’ intention…Dealings in foreign currencies have remained restricted to bona fide commercial transactions.» Exchange controls worked was the lesson, or so the US was to claim that coming Sunday.

And the stock market? «Dow jumps 12.6 with volume up 4.5m» reported the FT. Whatever chaos was hitting the Dollar, equity buyers must have judged it good news for risk.

Saturday, Aug. 14, 1971 – «Dollar ends week still under pressure…From Switzerland came confirmation of the moves agreed with the banks to control hot money flows…100% minimum reserves…In Frankfurt the dollar again reached new lows…The gold market, however, was fairly quiet after a nervous start [with] a fall of 25c on the day.»

«The $ under pressure» added a headline on page 12, just after the FT’s weekly How to Spend It pages, aimed then as now at City bankers looking for fine wines and watches. «No one doubts that the objective must be to produce a more realistic exchange relationship between the dollar and America’s chief economic partners,» said the editorial piece below. «Either the dollar changes its relationship to gold or all the strong currencies float or revalue upwards against the dollar. But for the present both routes are barred.»

Raising the Dollar gold price «has always been resisted [by the US] on the grounds that it is a haphazard way of increasing world liquidity, that it would reward America’s enemies (particularly the Russians) and penalize her friends.» With pressure eased by the post-Gold Pool two-tier market – one private, one for central banks – and as the Congressional sub-committee had said, why not let gold float a little – say 10 or 15%…? It needn’t cause «massive disruption to the international system.

«But the chances of the US administration submitting to this blow to its prestige in a pre-election year is so remote as to be virtually non-existent.»

Adrian Ash

source —>>>

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s